Бюджетная статистика: реляционные базы
федеральная
региональная
Законы о федеральном бюджете
2005 г. 2004 г.
2003 г. 2002 г.
2000 г. 2001 г.
1998 г. 1999 г.
1996 г. 1997 г.
1994 г. 1995 г.
Нормативные акты
1. Бюджетный Кодекс РФ
2. Бюджетная классификация РФ
3. Налоговый Кодекс РФ (часть I)
4. Налоговый Кодекс РФ (часть II)

 
Журнал Бюджет
    

Бюджетная система Российской Федерации

  Поиск по сайту:      исполнить запрос   расширенный запрос

Без нефти и ядерного оружия Россия –
страна третьего мира

По всем внешним признакам мы живем в относительно стабильной стране – доходы федерального бюджета растут, доллар послушен, федеральный госдолг выплачивается вовремя. Но это только красивая витрина. Знакомство с жизнью глубинки порождает пессимизм: беспросветная нищета, выхода из которой не видно.

На днях премьер Касьянов признался, что в 2004 г. роста экономики ждать не следует, но и хуже не будет. При этом текущие макроэкономические показатели вроде неплохие – инфляция и курс доллара под контролем, финансовый резерв государства стабильно растет и проблем с обслуживанием внешнего долга не ожидается. Просто надо подождать еще пару лет.

Но если спустится с высот федерального центра хотя бы на региональный уровень, не говоря о муниципальном, то там не найдется и следа для оптимизма. Самая неприятная тенденция последних лет – расходы региональных бюджетов растут быстрее доходов. Следствием этого становятся, во-первых, рост кредиторской задолженности, потому что стремление к экономии приводит к банальному недофинансированию, в том числе по зарплате бюджетникам и дотациям в ЖКХ, и во-вторых, рост регионального госдолга, потому что кроме как привлекать заемные средства у регионов иного выхода не остается.

Конечно, сказанное относится не ко всем. Богатенькие регионы, живущие в основном на распродаже своего природного богатства (Москва и СПб – отдельный разговор), в меньшей степени испытают финансовые проблемы. По крайней мере, пока запасы сырья не кончатся.

Что касается обеих столиц – они безусловные лидеры по размерам привлекаемых заемных средств. С одной стороны, это хорошо – занимают, значит им верят. С другой – плохо, поскольку государственные инвестиции, как ни крути, все равно эффективны менее частных.

В принципе, в намечающемся росте госдолга ничего страшного не было бы, если не одно но. Дело в том, что те ограничения, которые установлены Бюджетным кодексом РФ для заемной политики регионов, весьма легко обойти. А если учесть, что контрольно-ревизионные органы – это плоть от плоти органов власти, то нет ничего удивительного в замалчивании фактов недостоверности отчетности по исполнению бюджетов. Вот если бы КРУ и региональные счетные палаты были бы частными, да еще отбирались бы по конкурсу, – они не дали бы спуску чиновникам и не четкость бюджетных ограничений не была бы помехой на пути эффективного использования займов.

Однако, не будем впустую мечтать. На региональном дворе задолженность по зарплате, долги бюджета перед коммунальщиками, просроченные долги по заемным средствам, приближающиеся сроки возврата коммерческих кредитов, набранных на большую сумму в 1999–2000 годах. Плюс ко всему этому новая система оплаты труда бюджетников. Не трудно догадаться, что так называемый региональный компонент зарплаты, то есть та сумма, которая должна выплачиваться бюджетникам из региональных бюджетов, так и останется на бумаге. На его выплату не будет средств.

Первое, что тут приходит на ум – надо увеличить финансовую помощь регионам. Но они и так задолжали федеральному бюджету кругленькую сумму денег за бюджетные ссуды, полученные в прошлые годы. Потом вдруг вспоминается несчастная реформа ЖКХ, неспособная сдвинуться с места, и такая же неподъемная ипотека, доступная только состоятельным россиянам, которым честно говоря она и не нужна. И бесплатная медицина, бесплатная лишь в воспоминаниях.

Тут надо прервать поток перечислений, поскольку суть проблемы конечно же давно очевидна – нищета россиян. Тогда и "Что делать" обретает вполне конкретные формы: нужна Государственная программа "Повышения благосостояния граждан".

Как ни странно, но до сих пор такой программы нет. Наши власти борются с инфляцией, увеличивают золотовалютные запасы, бесконечно реформируют налоги, но никогда не задаются вопросом, а для чего все это? Для кого они стараются?

Повышение благосостояния граждан – разумеется не раздача всем денег. Это создание наиболее благоприятных условий для всех желающих трудиться. Программа, которая должна учитывать менталитет, традиции и пр. важные отличия жителей каждого региона в отдельности, может включать в себя три объемные составляющие. Во первых, – рост стоимости рабочей силы, что достигается массой мероприятий, в том числе – специальных занятий со старшеклассниками, чтобы они сразу по окончании школы могли заняться малым бизнесом. Если захотят.

Во вторых, – повышение качества перераспределения регионального продукта, в том числе стимулирование увеличения выплат дивидендов по акциям. Кстати, здесь же будут "сидеть" столь любимые властью тезисы о развитии инвестиционных процессов, о привлечении инвестиций. Но лишь как второстепенные мероприятия. Сам по себе экономический рост еще ничего не значит, если его результаты распределяются не среди граждан, а среди директоров предприятий и чиновников. Причем даже не в России, а в оффшорах.

В третьих, – рост стоимости имущества населения. Например – земельных участков, улучшая подъездные пути к ним и транспортное сообщение.

Однако, не стоит обольщаться. Органы власти, привыкшие под прикрытием капитальных работ (новое строительство, реконструкция, освоение и пр.) отмывать деньги, по своей воле, добровольно не променяют хорошо проверенный институт программ социально-экономического развития на программу роста благосостояния россиян, несущую выгоду рядовым гражданам.

Магомет Яндиев
к.э.н., доцент кафедры "Финансы и кредит"
экономического факультета МГУ

Личная страница автора http://maga.econ.msu.ru
e-mail автора: mag2097@yandex.ru

 Copyright © АНО Центр информационных исследований, 2001-2003
Счетная Палата РФ Rambler's Top100 Rambler's Top100 Деловой журнал 'Эксперт' Институт экономики переходного периода
Прозрачный бюджет Институт Восток-Запад