Бюджетная статистика: реляционные базы
федеральная
региональная
Законы о федеральном бюджете
2005 г. 2004 г.
2003 г. 2002 г.
2000 г. 2001 г.
1998 г. 1999 г.
1996 г. 1997 г.
1994 г. 1995 г.
Нормативные акты
1. Бюджетный Кодекс РФ
2. Бюджетная классификация РФ
3. Налоговый Кодекс РФ (часть I)
4. Налоговый Кодекс РФ (часть II)

 
Журнал Бюджет
    

Бюджетная система Российской Федерации

  Поиск по сайту:      исполнить запрос   расширенный запрос

Колосс на нефтяных трубах

Государство "Российская Федерация" основано на зыбком фундаменте

Когда заходит речь о безопасности страны, зачастую приходится слышать утверждения, что безопасность зависит, в основном, от уровня коррупции, мощи вооруженных сил и размеров ВВП. Еще говорят о проблемах пьянства и наркомании, испорченной экологии и многочисленных свалках, и пр. Автор же, в свою очередь, полагает, что названные параметры – не первостепенной важности.

Говоря о безопасности, например, человека, мы имеем ввиду его физическое и психологическое здоровье, а также защиту от опасностей, которые таит в себе окружающая среда. Аналогично можно говорить и о безопасности государства (тоже целостный объект), которая, в таком случае, зависит от:

  • социально-экономического развития страны;
  • состояния общественного мнения;
  • политической устойчивости органов власти.

Рассмотрим в этом разрезе состояние современной России и ее перспективы. Но сперва сделаем одно уточнение, поскольку это необходимо для определения начальной позиции нашего анализа. Автор придерживается следующего понимания новейшей истории страны (конспективно): до Великой отечественной войны главным движущим инструментом социально-экономического развития был экстенсивный труд большого количества сограждан, основанный на применении к ним насилия и пропаганды. После войны потребность в принуждении населения к экстенсивному труду стала постепенно уменьшаться в связи с открывшимся доступом к ресурсам стран Восточной Европы, в том числе благодаря труду германских военнопленных, и открытием в самом СССР крупных месторождений полезных ископаемых. Соответственно, актуальность применения насилия снизилась (судьба методов госпропаганды в данной статье не рассматривается).

К настоящему времени основным инструментом, применяемым органами власти для госуправления, остались финансы и их главное звено – бюджет. Бюджет, в свою очередь, формируется, во многом, за счет налогообложения добычи и реализации за рубежом полезных ископаемых (сырья). Так называемые, нефтедоллары, а также газодоллары, никельдоллары и пр., во многом спасли население страны от продолжения политики лагерей и репрессий. Но, в тоже время органы власти не произвели фундаментального изменения в экономике – не добились перехода экономики страны на интенсивный путь развития. В результате, труд остался экстенсивным, а производительность труда, как впрочем и сейчас, – крайне низкой в сравнении, например с Японией или США.

Таким образом, базовой характерной чертой социально-экономического развития нашей страны является низкая производительность труда, компенсируемая высокими доходами от, говоря простым языком, проедания природных ресурсов.

Эта, в высшей степени, интересная ситуация не могла не остаться незамеченной населением. Отсутствие необходимости в результативном, напряженном труде привело, во многом, к формированию знаменитого принципа жизни части наших соотечественников – "халява". Отсюда, кстати, негативное отношение к приезжим, будь он хоть заслуженный учитель, хоть доктор наук – польза, которую они могут принести стране, части наших соотечественников не нужна, а вот конкуренцию при распределении национального богатства они им могут составить.

В свою очередь, к фактически не производящему прибавочной стоимости населению, которое, если говорить с некоторой долей иронии, может вообще и не нужно, поскольку доходы государства – это не труд граждан, а банальная распродажа недр, сформировалось соответствующее негативное отношение со стороны власти. Оно проявляется, по мнению автора, в существующем откровенном невнимании власти к нуждам населения.

Основной финансовый документ страны – бюджет (причем любого уровня власти), ни в какой форме не нацелен на удовлетворение потребностей населения. Такое утверждение может показаться спорным, поэтому приведу некоторые аргументы. Ни в одном законе о бюджете нет прямой и безусловной связи между расходованием бюджетных средств и ростом благосостояния граждан, укрепления их здоровья, улучшением экологии, усилением правопорядка. Более того, у органов власти не существует единого и объективного понимания того, что же это такое, например, благосостояние граждан и в чем заключается его рост. Для одних благосостояние – это зарплата, для других – пенсия, для третьих – бизнес. Для одних рост благосостояния – это лишние сто рублей, для других – и тысячи долларов недостаточно будет. Не удивительно, что практически единственными формами "заботы о населении" остаются повышение зарплаты бюджетникам и снижение подоходного налога. Кроме того, ни в одном регионе нет прямой и безусловной зависимости между, например ухудшением экологической обстановки, определяемой на основе набора объективных показателей, и кадровой ответственностью первых лиц органа власти. Точно также не существует взаимосвязи между здоровьем граждан/состоянием правопорядка и размерами бюджетного финансирования здравоохранения/правоохранительных органов.

Не прекращающаяся эмиграция "мозгов" одно из свидетельств, сказанному.

Но утверждать, что у органов власти совсем нет критериев работы, было бы неверно. Рассмотрим один из основных – объем производства. Этот параметр используется органами власти при оценке ими развития территорий и деятельности хозяйствующих субъектов. Его использование перешло в органы власти современной России по "наследству" из советского прошлого. Тогда, это был вполне адекватный и эффективный критерий, поскольку советская экономика была основана не на получении финансового результата, а на увеличении объемов и масштабов производства товаров и услуг. К настоящему времени этот критерий устарел, поскольку экономика РФ все же, несмотря на половинчатость и непоследовательность проведенных в стране реформ, рыночноориентирована. Поэтому органам власти необходим новый критерий, который оценивал бы результат, а не процесс. Таким критерием применительно к хозяйствующему субъекту может быть размер его прибыли, а применительно к региональной экономике – размер прибыли прибыльных предприятий (но не "финансовый результат", как сейчас ведут учет органы статистики).

Одним из достоинств изменения может стать реальное противодействие коррупции. В настоящее время, значительное количество крупных отечественных предприятий, демонстрируя рост объемов производства, одновременно остаются убыточными или имеют минимальную прибыль. Но рост объемов производства в подавляющем большинстве случаев должен, согласно логике вещей, привести к росту прибыли. Если этого не происходит, значит предприятие сознательно занижает (скрывает) прибыль, уводя ее от налогообложения. В бюджет недопоступают средства, но в тоже время орган власти, ориентируясь на рост объемов производства, называет такое предприятие, например "флагманом" местной экономики и оказывает ему господдержку. Смена критериев ограничит господдержку недобросовестных предприятий.

Разновидностью существующей ориентации на объем производства является принцип первостепенности выделения бюджетных средств на строительство объекта, без учета финансовых возможностей по его содержанию. Рассмотрим распространенный пример – газификацию отдаленных сельских районов. Безусловно, при существующей нищете населения, селяне не способны сами оплатить строительство газопровода многокилометровой протяженностью, более того, большинство из них не в состоянии оплачивать потребляемый газ по его реальной стоимости. Однако, орган власти по определенным причинам, например близости выборов, закрывает глаза на финансовую сторону вопроса, на отсутствие средств по содержанию газопровода в будущем и выделяет из бюджета средства на строительство.

Автор предлагает свое понимание такого предпочтительного отношения к строительству (то есть к процессу, а не результату). Это пока еще рабочая гипотеза, которая конечно же нуждается в специальной проверке. Вместе с тем она достаточно интересна, чтобы быть изложенной публично. Дело, полагаю, в том, что официальные правила и нормы, регулирующие расходование средств при строительстве (составление смет, отражение расходов в себестоимости) существенно завышены. Возможно, такое состояние поддерживается сознательно, поскольку это в определенной степени стимулирует развитие строительной отрасли.

Способность исполнительной власти использовать методы управления, не всегда афишируемые, является еще одной характерной чертой современной России. Эта черта, напрямую влияющая на безопасность страны, проявляется в неполной подконтрольности распорядителей кредитов главе исполнительной власти, самой исполнительной власти – законодательной, а власти в целом – населению. Происхождение этой черты – в низкой степени регламентированности распорядителей кредитов, наличии у них возможности произвольного выбора в определенных ситуациях.

Одним из следствий данной свободы является непрекращающийся рост госсектора. Так, зачастую, орган власти, выявив (определив приоритетный) вид деятельности, способный приносить прибыль, вместо создания условий для возникновения новых, частных коммерческих структур, идет по пути создания унитарных предприятий. В результате, доходы, которые могли попасть населению, остаются в переделах госсектора.

Свою влияние на состояние госсектора и формирование общественного мнения оказывают финансовые взаимоотношения власти со средствами массовой информации. Это проявляется в том, что органы власти относятся к части СМИ практически как к своим структурным подразделениям, поэтому сугубо коммерческая деятельность по продаже информации подменяется госпропагандой. Данная ситуация вызвана тем, что проведение госпропаганды не регламентировано российским законодательством: законы о финансах – Бюджетный кодекс, ежегодные законы о бюджетах и пр. – есть, законы о применении насилия – закон о милиции, о прокуратуре, о вооруженных силах и пр. – есть, а закона о госпропаганде нет. Наличие свободы действий в плане пропаганды интенсивно используется госслужащими например при проведении выборов, она во многом формирует так называемый административный ресурс.

Утверждать, что госпропаганда не нужна, было бы неверно. Одним из аргументов в защиту тезиса о ее необходимости является наличие в нашей стране некоторого количества политически инертных граждан, чья гражданская позиция во многом формируется не под влиянием личных убеждений, а под воздействием уговоров и внушения. Поэтому задача госпропаганды "перебить" воздействие на соотечественников негативных идеологий – фашизма, сектантских идей и пр. и, одновременно, стимулировать здоровый образ жизни, законопослушность, предприимчивость и т.п.

Еще одной фундаментальной проблемой государственной безопасности России является отсутствие в стране какой бы то ни было национальной политики. Ее отсутствие связано во многом с тем, что социальной опорой органов власти России традиционно являются именно эти самые “политически инертные” граждане, национальные различия которых в данном случае не существенны. Кроме того, национальная политика сама по себе сложна в выработке потому, что население России неоднородно. Но не сколько в плане благосостояния, или национальности, а сколько в части способа мышления и жизненных ценностей россиян. Автор, не претендуя на изложение истины в последней инстанции, полагает, что вне зависимости от национальных или религиозных различий россиян можно поделить на следующие относительно однородные группы, образ жизни которых близок: жители центральных регионов России, жители Севера России, жители Северного Кавказа, включая казаков, представители "северных" народов, народы Поволжья. Исходя из этого можно утверждать, что фактически в рамках России существует реальная база для образования не менее пяти виртуальных государств (или субъектов федерации), а российский народ – народ искусственно скомпонованный, которого, как общности людей с близкими взглядами на жизнь и взаимоотношения, фактически нет.

Этот тезис подтверждает и тот факт, что такое понятие как “российский народ” не существует и в общественном мнении. Кстати, термин "россиянин" вошел в оборот исключительно благодаря Борису Ельцину. Он первым начал его употреблять, и лишь затем термин, который теперь прочно ассоциируется с тембром голоса первого президента России, подхватила пресса.

В советское время органы власти пытались решить проблему неоднородности путем приведения всех жителей к "единому знаменателю", в первую очередь к состоянию "советский человек". Общественное мнение тех лет на это отреагировало рождением нового, весьма хлесткого определения – "совок".

Одним из последствий неоднородности населения является его безразличное отношение к начавшемуся в последнее время активному и незаконному заселению иностранцами восточных регионов страны. Уточню, речь идет не о реакции местного населения тех регионов или местных органов власти, а о коллективной реакции всех россиян. Такое безразличие может быть только, когда речь идет не о своей земле.

Подводя итоги статьи, можно сделать следующие выводы, касающиеся безопасности государства “Российская Федерация”.

  • Социально-экономическое развитие страны построено на фундаменте коллективного проедания природных ресурсов, а не на росте производительности труда и извлечении прибыли.

  • В общественном мнении россиян превалирует потребительское отношение к жизни, а сами россияне не ощущают себя единым народом.

  • Органы власти характеризуются высокой степенью политической устойчивости, основанной на отсутствии в стране гражданского общества и наличии свободы действий в широком диапазоне.

Страна, характеризующаяся такими чертами, находится, в долгосрочном плане, в опасности распада. Ориентировочно, через полвека, когда в России начнут истощаться запасы полезных ископаемых или когда за рубежом найдут свои крупные месторождения, или будет получена управляемая термоядерная реакция, фундамент, на котором зиждется благополучие страны, может рухнуть. Кроме того, жить по принципу, близкому к "После нас хоть потоп", нехорошо еще и по морально-этическим причинам. В результате чего, возможный распад страны может быть встречен общественным мнением с некоторым одобрением, как это уже было с СССР.

Поэтому, полагаю, уже сейчас необходимо принимать срочные и решительные меры. В общих чертах, речь может идти о постепенном сокращении добычи полезных ископаемых до уровня, необходимого для внутреннего потребления, введения жесточайшего режима экономии природных и бюджетных ресурсов, сокращении границ госсектора, а также перераспределении бюджетных средств с таким расчетом, чтобы стимулировать существенный рост производительности труда. Кроме того, необходима трансформация идеологического ядра самой власти, которую следует повернуть “лицом” к населению.

Меры, в целом, не популярные. И для населения и для элиты страны.

Но не лучше ли готовить сани летом?

Магомет Яндиев,
доцент кафедры "Финансы и кредит",
экономического факультета МГУ, к.э.н.

Личная страница автора http://maga.econ.msu.ru
e-mail автора: mag2097@yandex.ru

 Copyright © АНО Центр информационных исследований, 2001-2003
Счетная Палата РФ Rambler's Top100 Rambler's Top100 Деловой журнал 'Эксперт' Институт экономики переходного периода
Прозрачный бюджет Институт Восток-Запад