Бюджетная статистика: реляционные базы
федеральная
региональная
Законы о федеральном бюджете
2005 г. 2004 г.
2003 г. 2002 г.
2000 г. 2001 г.
1998 г. 1999 г.
1996 г. 1997 г.
1994 г. 1995 г.
Нормативные акты
1. Бюджетный Кодекс РФ
2. Бюджетная классификация РФ
3. Налоговый Кодекс РФ (часть I)
4. Налоговый Кодекс РФ (часть II)

 
Журнал Бюджет
  

Бюджетная система Российской Федерации

  Поиск по сайту:      исполнить запрос   расширенный запрос

О.Богачева,
кандидат экономических наук,
старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

СТАНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ МОДЕЛИ БЮДЖЕТНОГО ФЕДЕРАЛИЗМА

Несбалансированность российской бюджетной системы

Зарубежные модели бюджетного федерализма

Поиск российской модели бюджетного федерализма


Несбалансированность российской бюджетной системы

Российский бюджетный федерализм проходит сложный, болезненный этап становления, для которого характерны, с одной стороны, неизбежная борьба регионов с бюджетными "традициями" тоталитарного государства, а с другой - стремление сохранить Россию как единое целое, не допустить превалирования местных интересов над общенациональными. Данный этап осложняется ускорившимся процессом разбалансирования бюджетной системы как по вертикали (то есть на разных бюджетных уровнях), так и по горизонтали (то есть на одном уровне). Если еще в 1992 г. совокупные бюджетные доходы регионов превышали их расходы, то в 1993 г. дефицит консолидированного регионального бюджета достиг примерно 3 трлн. руб., или 10% их расходов. В 1994 г. совокупный дефицит уже составил 18,6 трлн. руб., или 17,5% расходов (см. табл. 1).

Стремительно нарастали и горизонтальные диспропорции. За 1991-1994 гг. коэффициент вариации душевых доходов региональных бюджетов

Таблица 1. Региональные бюджеты РФ

увеличился с 0,6 до 0,8, а душевых расходов - почти втрое - с 0,5 до 1,4 (см. табл. 2). В 1994 г. в 63 из 88 регионов душевые бюджетные доходы были ниже, а в 25 - выше среднего уровня по РФ. При этом минимальный доход был меньше среднерегионального в 13 раз, а максимальный превышал средний в 5 раз. Душевые бюджетные расходы ниже среднего уровня были в 60 регионах, а выше его - в 18. Минимальные расходы оказались ниже средних почти вдвое, а максимальные - выше средних в 10 раз. В 1994 г. уже во всех регионах было отрицательное бюджетное сальдо, тогда как еще в 1993 г. 19 субъектов Федерации имели профицит. У половины регионов душевой бюджетный дефицит был ниже среднего и у половины - выше среднего уровня. Самый большой дефицит превышал средний в 25 раз, а самый маленький был меньше среднего в 46 раз.

Таблица 2. Доходы и расходы бюджетов регионов на душу населения

На фоне общего усиления давления на федеральный бюджет с целью увеличения финансовой помощи происходила дифференциация регионов по бюджетным возможностям и потребностям, что делало необходимым выработку новых подходов к решению проблем горизонтального выравнивания бюджетных систем. В 1994 г. в более чем половине всех регионов России (в 57) и душевые бюджетные доходы, и расходы были ниже среднего уровня. Причем указанная группа существенно расширилась по сравнению с предыдущим годом. В нее вошли 40 из 51 европейских регионов, 6 из 8 уральских, 9 (почти половина) сибирских и один дальневосточный регион. К этой группе примыкают еще 4 региона - республики Калмыкия, Алтай, Тыва и Амурская область, где душевые бюджетные доходы были ниже среднего, а расходы - выше среднего уровня. В 22 регионах (большинство регионов Северного и Дальневосточного районов, Москва, Самарская область и половина сибирских регионов) душевые бюджетные доходы и расходы выше среднего уровня, но эти регионы также ощущают острую нехватку собственных бюджетных средств. Особо выделяется небольшая группа регионов (5), доходы которых выше, но расходы ниже среднего уровня и которые тоже претендуют на финансовую помощь из федерального бюджета для выравнивания их уровней расходов. В данную группу вошли Вологодская и Ярославская области, Санкт-Петербург, Башкортостан и Свердловская область.

Различия в положении регионов затрудняют решение проблем бюджетного выравнивания, требуют выработки иного, комплексного подхода и использования разных инструментов. При этом разработка оптимальной системы бюджетного выравнивания непосредственно зависит от характера избранной страной модели бюджетного федерализма.

Зарубежные модели бюджетного федерализма

Прежде всего рассмотрим сам термин "бюджетный федерализм". Это экономическое понятие, не связанное с государственным политическим устройством и характеризующее многоуровневость бюджетной системы любого государства. Согласно стандартной бюджетной методики Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), существует три уровня власти - центральные, региональные (штаты в США, кантоны в Швейцарии, провинции в Канаде и т.д.) и местные органы (где объединены все более мелкие административно-территориальные образования). Каждый уровень власти имеет свой бюджет и действует в рамках собственных бюджетных полномочий. Автономное функционирование бюджетов отдельных уровней власти и их (бюджетов) взаимоотношения, основанные на четко сформулированных нормах, и называются бюджетным федерализмом. Хотя политическое устройство (унитарное или федеративное), безусловно, накладывает отпечаток на характер бюджетной системы, определяющим фактором служит степень централизации государственного управления.

Любая модель бюджетного федерализма основывается на трех главных составляющих, которые являются условиями ее эффективного функционирования: во-первых, на четком разграничении полномочий между всеми уровнями власти по расходам; во-вторых, на наделении соответствующих уровней власти достаточными для реализации этих полномочий фискальными ресурсами; в-третьих, на сглаживании вертикальных и горизонтальных дисбалансов с помощью системы бюджетных трансфертов с тем, чтобы обеспечить на всей территории страны некий стандарт государственных услуг.

Как показывает мировой опыт, ни одной стране не удалось создать идеальную модель фискального федерализма. Под влиянием политических, исторических и национальных факторов в мире сложилось множество бюджетных систем, заметно различающихся между собой и часто противоречащих оптимальной теоретической модели. Формирование эффективной системы бюджетного федерализма обычно осуществляется методом проб и ошибок.

Типы моделей бюджетного федерализма мало изучены. Интересным и полезным для анализа представляется произведенная английскими специалистами Г.Хьюзом и С.Смитом группировка стран ОЭСР (за исключением стран с малой численностью населения - Новой Зеландии, Ирландии и Люксембурга) в соответствии с такими признаками, как схожесть подходов к регулированию межбюджетных отношений, особенности исповедуемой философии бюджетного федерализма, соотношение ролей центральных и субнациональных властей1 . В результате 19 стран ОЭСР были разбиты на четыре группы. В первую группу были включены три федеративных - Австралия, Канада и США и два унитарных - Великобритания и Япония государства. Во вторую группу вошли страны Северной Европы: Дания, Норвегия, Швеция и Финляндия. В третью - федеративные страны Западной Европы: Австрия, Германия и Швейцария. И в четвертую - южные и западные европейские страны: Бельгия, Франция, Греция, Италия, Нидерланды, Португалия и Испания. При всей условности такого деления бюджетным системам сгруппированных стран свойственны определенные общие черты. Первая группа характеризуется относительно большей самостоятельностью региональных и местных властей, опирающейся на широкие налоговые полномочия, вторая - особенно высокой долей участия нецентральных властей в финансировании социальных расходов, третья - существенной степенью автономности бюджетов разного уровня в сочетании с развитой системой их сотрудничества и четвертая - значительной финансовой зависимостью регионов от центрального бюджета. В перспективе разные модели бюджетного федерализма обретут свои названия, появятся и другие классификации. Пока же в самом общем виде можно выделить два типа моделей - децентрализованные и кооперативные.

Децентрализованные модели обладают следующими основными особенностями:

1) Из трех главных функций государственных органов власти и управления - макроэкономической стабилизации, перераспределения национального дохода и производства государственных товаров и услуг (обычно последняя называется функцией распределения ресурсов) - первые две чаще всего (в крайнем случае - полностью) относятся к сфере деятельности центрального правительства, а третья делится между тремя уровнями власти, но считается важнейшей в деятельности субнациональных правительств, что в целом соответствует оптимальной теоретической модели бюджетного федерализма.

2) Наделение полномочий по налогообложению разных уровней власти происходит в соответствии с указанным распределением функций. Налоговыми источниками центрального бюджета становятся такие виды налогов, как подоходные на физических и юридических лиц, а также акцизное и таможенное обложение, тогда как субнациональные бюджеты довольствуются второстепенными источниками - налогами на товары и услуги, имущество и земельные участки.

3) Признается высокая степень финансовой независимости и самостоятельности региональных властей. Это фактически может привести к отказу центрального правительства от контроля за бюджетной деятельностью региональных органов, безразличному отношению к проблеме горизонтальных дисбалансов и региональных бюджетных дефицитов, отсутствию ответственности по их долгам. Финансовым обеспечением независимости и самостоятельности регионов служит предоставление им права совместного (федерально-регионального) использования налоговых баз. Иногда они имеют возможность вводить любые налоги, кроме тех, которые могут нарушать межрегиональную и внешнюю торговлю государства. Проблема устранения острых горизонтальных диспропорций решается главным образом путем предоставления целевых грантов, которые обычно выражаются в форме прямых трансфертов нуждающимся категориям населения.

Примером децентрализованной модели служит американский вариант бюджетного федерализма. Следует, однако, отметить, что более широкое распространение в мире получила не децентрализованная, а кооперативная модель бюджетного федерализма.

Для данной модели характерны:

- сравнительно более широкое участие региональных властей в перераспределении национального дохода и макроэкономической стабилизации, что ведет к более тесному бюджетному сотрудничеству региональных и центральных государственных структур;

- повышение роли региональных властей в системе распределения налоговых доходов, в том числе и национальных;

- активная политика горизонтального бюджетного выравнивания, повышенная ответственность центра за состояние региональных государственных финансов, уровень социально-экономического развития территорий, что ведет к усилению контроля со стороны центра и некоторому ограничению самостоятельности региональных властей. В крайнем случае это может выражаться в высокой степени централизации управления и превращении региональных властей фактически в агентов центральных структур.

Кооперативные модели бюджетного федерализма используют многие европейские государства и прежде всего скандинавские страны. Попробуем определить складывающийся в России тип бюджетного федерализма.

Поиск российской модели бюджетного федерализма

Российская бюджетная система унаследовала многие черты прежней союзной. Традиции тоталитарного государства особенно заметны в способах формирования доходов разных уровней власти. Отечественная бюджетная система основывается на четырех федеральных налогах: НДС, налоге на прибыль, акцизах и подоходном налоге с граждан, составляющих более 80% доходов консолидированного бюджета и используемых бюджетами разного уровня в порядке долевого участия. Различия в долевом участии заключаются в том, что по НДС, акцизам, а с 1995 г. и по подоходному налогу с граждан оно относится к налоговому сбору, а по налогу на прибыль представляет собой совместное использование налоговой базы путем введения двух ставок - фиксированной федеральной ставки и самостоятельно устанавливаемой региональными властями, но ограниченной верхним пределом территориальной ставки.

Согласно российскому законодательству, доходы территориальных бюджетов состоят преимущественно из закрепленных за ними и регулирующих доходов, что свидетельствует об ограниченных возможностях формирования доходной части бюджетов местных органов власти, зависимости от вышестоящего уровня, непостоянстве источников территориальных доходов. Совместно используемые федерально-территориальные налоги в 1994 г. составляли 2/3 доходов региональных бюджетов, в том числе 55% - подоходные налоги на юридических и физических лиц (соответственно 35 и 20%) и более 20% - налоги на товары и услуги (16,8% - НДС и специальный налог и 3,4% - акцизы). Менее 1/3 их доходов формируется за счет собственных налоговых источников (см. табл. 3).

Таблица 3. Доходы региональных бюджетов РФ

Похожая система используется в федеративных европейских странах - Германии, Швейцарии и Австрии. В структуре доходов их региональных бюджетов также преобладают совместные федерально-территориальные налоги. При этом подоходные налоги составляли в 1988 г. в среднем в этих странах 63,6% бюджетных доходов (с той разницей, что их большая часть приходилась на подоходные налоги с граждан - 54,7% и только 9% - на прибыль предприятий, что объясняется в первую очередь высоким жизненным уровнем населения, способного стать главным налогоплательщиком). Доля общих налогов на потребление составляла 15,7% и специальных - 3,8%, что также сопоставимо с удельными весами аналогичных налогов в бюджете российских регионов (см. табл. 4).

Достоинствами данной модели бюджетного федерализма являются экономичность централизованного сбора налогов и широкие возможности аккумулирования средств в целях горизонтального выравнивания территориальных бюджетов. В то же время такой модели присущи и явные недостатки - это тенденции к излишней централизации фискальных функций, унитарному типу государственного управления, превращению местных органов власти фактически в агентов центральных структур, то есть потеря тех преимуществ, которые несет с собой децентрализация власти.

Использующие рассматриваемую модель страны компенсируют заложенные в нее недостатки четким распределением бюджетных полномочий между разными уровнями власти, предоставлением значительных прав территориям по определению их доли в совместных налогах и фиксированием в конституциях и федеральных законах согласованных пропорций в совместных налогах, а также созданием эффективных механизмов коррекции бюджетных диспропорций.

В России при отсутствии необходимых стабилизирующих мер недостатки этой модели проявились в уязвимости формирования доходной части как федерального, так и региональных бюджетов, поскольку

Таблица 4. Доходы региональных бюджетов стран ОЭСР

регионы могут не выполнять своих обязательств по перечислению налогов в федеральный бюджет, а центральные органы могут произвольно менять пропорции распределения налогов, опустошая региональные бюджеты. Это стало одной из главных причин острых бюджетных конфликтов между центром и регионами, отказа ряда регионов (Башкортостан, Якутия и Татарстан) от долевого участия в налогах.

Совокупный объем доходов бюджетов регионов России за 1992-1994 гг. увеличился с 12,7 до 14% ВВП, что свидетельствует о быстром возрастании их роли в системе государственных финансов. Их доля в консолидированном бюджете РФ превысила 50% по сравнению с 43,8% в 1992 г. (см. табл. 3). Такой удельный вес регионов характерен для бюджетных систем США (54,6% совокупного государственного бюджета), Швейцарии (61,1%) и Канады (67,4%)2, но в большинстве других высокоразвитых стран он существенно ниже (например, в Германии - 42,6%, в Австралии - 46,4, в Австрии - 36,5%).

В 1993-1994 гг. совокупные расходы бюджетов регионов России достигли половины расходов консолидированного бюджета, или 16,9% ВВП, то есть сравнялись с уровнем расходов федерального бюджета (см. табл. 5). На региональные бюджеты приходится основной объем финансирования народного хозяйства - более 70% расходов консолидированного бюджета по сравнению с 46,8% в 1992 г., что включает в себя дотации предприятиям, инвестиции, компенсации жилищно-коммунальному хозяйству, затраты на городскую и сельскую инфраструктуру. Через региональные бюджеты проходит более половины государственных бюджетных инвестиций.

Таблица 5. Расходы бюджетов регионов РФ

Региональные бюджеты несут основную тяжесть расходов на социально-культурные мероприятия (более 80% в 1993-1994 гг. по сравнению с 70,3% в 1992 г.). За этот период их доля в расходах на образование увеличилась с 66 до 80%, на культуру - с 49 до почти 68%, в расходах на здравоохранение она стабилизировалась на уровне 88%. Доля расходов на социальное обеспечение, понизившаяся с 77% в 1992 г. до менее 70% в 1993-1994 гг., в нынешнем году вновь существенно возрастет в связи с передачей из федерального в региональные бюджеты затрат по содержанию сети социальной защиты населения (пенсии, пособия) и расходов на пособия на детей.

Нестандартность бюджетной классификации в России затрудняет проведение межстрановых сопоставлений. Тем не менее представляется, что по характеру распределения функций финансирования государственных расходов по разным уровням власти российская система ближе всего к модели североевропейских стран - Швеции, Норвегии, Финляндии и Дании. Территориальные бюджеты этих стран составляют в среднем 67% от консолидированных государственных расходов, тогда как в среднем для стран ОЭСР эта величина едва достигает 40%. Через территориальные бюджеты четырех указанных стран финансируется примерно 75% государственных расходов на образование, 96 - на здравоохранение, 87 - на социальное обеспечение, 82 - на культуру и отдых, 67 - на городское хозяйство и 41% - на содействие экономическому развитию3. Среди других высокоразвитых стран только территориальные бюджеты англо-саксонских государств отличаются высокой долей в финансировании образования (в среднем 84,4%) и культуры (80%), в остальных расходах участие территориальных бюджетов менее значительно.

Для высокоразвитых стран характерно четкое распределение полномочий по расходам между разными уровнями власти, которому соответствуют распределение полномочий по доходам и механизмы формирования и регулирования межбюджетного движения средств. В России из-за отсутствия необходимых законов начавшийся с 1992 г. процесс передачи части функций федерального бюджета нижестоящим уровням власти принял бессистемный характер, тем более что он не сопровождался адекватным наделением последних бюджетными ресурсами и правами по формированию бюджетов. Это привело к усилению вертикальной и горизонталь ной несбалансированности бюджетной системы, быстрому хаотичному росту объема трансфертов из бюджетов более высоких уровней. За 1992-1994 гг. объем чистых трансфертов увеличился с 1,4 до 3,4% ВВП. Их объем относительно совокупных поступлений регионов возрос с 10,2 до 19,4%, а региональных расходов - с 11,6 до 20%. Более чем вдвое - с 4,5 до 9,5% увеличилась доля этих средств в консолидированном бюджете.

Следует отметить, что в мировой практике такой удельный вес трансфертов в бюджетной системе не считается высоким и более типичен для развивающихся, нежели высокоразвитых стран, причем на начальном этапе формирования межбюджетных отношений. В среднем по странам ОЭСР доля трансфертов в совокупных поступлениях в территориальные бюджеты в 1988 г. составляла почти 42%. Объем трансфертов в бюджетах регионов в основных федеративных государствах равнялся: в Австрии - 4,0% ВВП (1986 г.), в Германии - 4,3 (1987 г.), в Швейцарии - 5,1 (1980 г.), в США - 5,6 (1986 г.), в Канаде - 8,0 (1986 г.), в Австралии - 8,1% (1987 г.).

Величина трансфертов как показатель вертикальной несбалансированности бюджетной системы характеризует степень зависимости территориальных органов от властей более высокого уровня. Чем выше в расходах первых доля трансфертных поступлений, тем сильнее контроль за их действиями со стороны последних, и тем меньше свобода регионов в решении бюджетных вопросов на своей территории. Более высокий уровень трансфертов характерен для стран, сохраняющих традиции сильного централизованного государства, в политике которых доминирует задача выравнивания различий в развитии территорий, повсеместного достижения стандартного уровня удовлетворения потребностей населения в государственных услугах, и меньшее значение придается преимуществам децентрализованных форм правления, отдающих приоритет удовлетворению индивидуальных локальных потребностей.

Трансфертные системы служат не только целям бюджетного выравнивания, но и решению других социально- экономических задач. Трансферты (гранты) в целом делятся на общие и целевые. Общие трансферты применяются для коррекции уровня доходов территориальных бюджетов и, как правило, учитывают не только их налоговые "мощности", но и финансовые потребности. В отличие от них целевые трансферты выполняют определенные задачи, их размер может не зависеть от степени бюджетной обеспеченности отдельных территорий. Общие трансферты используются получателем по его усмотрению и не обусловлены встречным финансированием, что, напротив, характерно для целевых трансфертов.

Неразвитость системы бюджетных трансфертов в России затрудняет распределение их по видам и проведение межстрановых сопоставлений. Субвенции, дотации и федеральный фонд финансовой поддержки регионов с большой долей условности можно отнести к категории общих грантов, предназначенных для регулирования уровня доходов территориальных бюджетов, тогда как чистые взаимные расчеты4 - к целевым грантам, используемым для решения специальных общенациональных задач. В общем объеме чистых трансфертов регионам превалируют чистые взаимные расчеты. За 1992-1994 гг. их доля возросла с 39 до 76%, тогда как удельный вес федеральных субвенций понизился с 54 до 12%. Доля фонда поддержки регионов, специально созданного в целях бюджетного выравнивания, в 1994 г. составила менее 11%.

Подобный уровень целевых трансфертов (более 70% от их общего объема) характерен для таких федеративных государств, как Канада, США и Швейцария, а также унитарных - Дании, Финляндии и Швеции. Страны, проводящие особенно активную политику бюджетного выравнивания, напротив, большую часть трансфертов не обусловливают целевым использованием (то есть предоставляют местным властям самостоятельно решать этот вопрос). К данной группе относятся Германия (52,6% общего объема трансфертов в 1983 г.), Австралия (60% в 1987 г.), Великобритания (66,4% в 1987 г.), Франция (78% в 1985 г.), Норвегия (86% в 1985 г.) и Исландия (94% в 1987 г.).

Трансфертные системы в мире развиваются в сторону расширения сферы применения общих грантов и объединения целевых грантов в "блоки" с предоставлением территориям больших полномочий по их использованию. Опыт показал, что общие и "блоковые" гранты не только позволяют экономить средства благодаря уменьшению контроля со стороны центральных органов власти, но и способствуют укреплению автономии территориальных бюджетов, повышению ответственности местных властей перед своими избирателями и более эффективному расходованию финансовых ресурсов. Кроме того, таким путем лучше решаются проблемы горизонтального и вертикального бюджетного выравнивания.

Значительно возросший в последние годы в России поток трансфертов из центрального бюджета оказывает противоречивое воздействие на состояние бюджетной системы. Небольшие размеры дотационных трансфертов обусловливают их весьма умеренный выравнивающий эффект, тогда как федеральные программы и ссуды в целом усиливают региональные различия.

Анализ бюджетной системы России в сопоставлении с бюджетными системами стран ОЭСР позволяет предположить, что в России формируется прагматическая модель бюджетного федерализма кооперативного типа. Мы исходим прежде всего из таких характерных для этой модели моментов, как сохраняющиеся в России традиции централизованного государства, широкое использование систем совместного участия разных уровней власти в налогах, преобладающая доля территориальных бюджетов в совокупных государственных расходах на социально-экономические нужды, высокая активность региональных властей в осуществлении функции перераспределения национального дохода. Процесс формирования названной модели происходит пока в основном стихийно, при острых столкновениях интересов центра и субъектов Федерации. Чрезвычайно важно упорядочить данный процесс, найти цивилизованные формы разрешения конфликтов, разработать качественно новую систему бюджетного выравнивания, отвечающую требованиям данной модели бюджетного федерализма. В этой связи особенно полезным может быть опыт скандинавских, а также федеративных европейских стран.

Необходимо, конечно, изучать канадскую и американскую системы бюджетного федерализма, но вряд ли можно рекомендовать перенести их на российскую почву. В настоящее время в России отсутствуют предпосылки построения децентрализованной модели бюджетного федерализма.

Кооперативная модель позволяет использовать все основные инструменты бюджетного выравнивания: распределения налоговых доходов по уровням власти; общих грантов; специальных грантов. Создание эффективного механизма такого выравнивания во многом зависит от выработки субъектами Федерации компромиссных решений по следующим вопросам:

- цель выравнивания. Так, выбор формулы распределения грантов связан с тем, какая ставится задача: выравнивания стартовых условий (повышение уровня доходов, налогового потенциала) или уровня потребления государственных услуг (дотирование расходов в соответствии с финансовыми потребностями). При их одновременной постановке нужно решить вопрос приоритетности;

- масштабы горизонтального выравнивания. Их необходимо определить вследствие того, что бюджетное выравнивание предполагает увеличение ресурсов одних регионов за счет других, что может привести к усилению иждивенческих настроений реципиентов и ослаблению фискальной заинтересованности доноров.

Развитие межбюджетных отношений в рамках кооперативной модели позволяет в целом сохранить нынешнюю систему распределения доходов по разным бюджетным уровням. Укрепление собственной доходной базы регионов можно достичь путем:

- улучшения сбора налогов;

- сокращения налоговых льгот;

- повышения цен на городские земельные участки и арендной платы;

- предоставления регионам права на введение единой ставки, ограниченной верхним пределом (например, 1-2%), подоходного налога на физических лиц;

- предоставления регионам права на введение налога на розничные продажи отдельных товаров;

- распределения доходов от региональной доли в сборе НДС не только в соответствии с местонахождением источника налога, но и по удельному весу региона в общей численности населения.

Названные меры не решат всех проблем горизонтальной и вертикальной несбалансированности, но позволят заметно улучшить состояние бюджетной системы. Параллельно с ними следует решать задачи совершенствования механизма формирования и распределения федерального фонда финансовой поддержки регионов, создания качественно новой системы целевых грантов. Это предполагает проведение классификации регионов по уровню социально-экономического развития и бюджетным потребностям, инвентаризации всех поступлений из федерального в региональные бюджеты. Необходимо упорядочить разные формы федеральных платежей - дотации, субвенции, взаимные расчеты, инвестиционные и кредитные программы, включив их в единую систему целевых трансфертов, управляемых на основе специального законодательства.

Вопросы экономики /Институт экономики РАН.-1995 г.- №8, стр. 30


1 Hughes G., Smith S. Economic Aspects of Decentralized Government: Structure, Functions and Finance. London, 1991.

2 Данные за 1987 г. Источник: Revenue Statistics of OECD Member Countries 1965-1988. Paris, OECD, 1989.

3 Источник: Söderstörm L. Fiscal Federalism: The Nordic Countries' Style. Proceedings of the 46th Congress of International Institute of Public Finance. Brussels, 1990, p. 37-53.

4 Этот вид трансфертов, все еще не нашедший своего обоснования в бюджетных законах, должен представлять собой остаток суммы после зачета всех взаимных обязательств разных уровней власти. Фактически же это чистый трансферт по обязательствам федеральных властей по финансированию расходов, полномочия по которым переданы регионам, а также компенсация односторонне принятых центральными властями решений, приведших к потере доходов территориальных бюджетов (например, в связи с изменением в системе долевого участия в налогах) или росту расходов (в частности, из-за решений о повышении минимальных пенсий, заработной платы и других видов дотаций населению).

  
 Copyright © АНО Центр информационных исследований, 2001-2003
Счетная Палата РФ Rambler's Top100 Rambler's Top100 Деловой журнал 'Эксперт' Институт экономики переходного периода
Прозрачный бюджет Институт Восток-Запад