Бюджетная статистика: реляционные базы
федеральная
региональная
Законы о федеральном бюджете
2005 г. 2004 г.
2003 г. 2002 г.
2000 г. 2001 г.
1998 г. 1999 г.
1996 г. 1997 г.
1994 г. 1995 г.
Нормативные акты
1. Бюджетный Кодекс РФ
2. Бюджетная классификация РФ
3. Налоговый Кодекс РФ (часть I)
4. Налоговый Кодекс РФ (часть II)

 
Журнал Бюджет
  

Бюджетная система Российской Федерации

  Поиск по сайту:      исполнить запрос   расширенный запрос

А.Лавров,
главный аналитик Аналитического управления
президента РФ

БЮДЖЕТНЫЙ ФЕДЕРАЛИЗМ
И ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛИЗАЦИЯ

Сущность бюджетного федерализма

Формирование российской модели бюджетного федерализма

Распределение бюджетного дефицита между уровнями бюджетной системы

Оценка резервов сокращения нерациональных расходов региональных бюджетов

Возможности использования межбюджетных механизмов при реализации программы финансовой стабилизации


С точки зрения межбюджетных отношений специфика современной ситуации состоит в том, что дефицит консолидированного бюджета целиком сосредоточен на уровне федерального бюджета, а основные резервы сокращения нерациональных бюджетных расходов (в первую очередь экономически и социально неэффективных субсидий различным отраслям народного хозяйства) - на уровне территориальных бюджетов. В связи с этим при реформировании межуровневых взаимоотношений бюджетной системы следует учитывать требования программы финансовой стабилизации.

Простое перенесение не обеспеченных доходами расходных полномочий на региональные и местные бюджеты, как это имело место в 1992-1993 гг., или неоправданное изъятие части их доходов могут лишь загнать проблему вглубь. Вот почему важны разработка и внедрение системы финансово-экономических стимулов и косвенных "сигналов" для органов власти и управления субъектов Российской Федерации с тем, чтобы побудить их проводить более рациональную бюджетную политику. Для действующих же в настоящее время в сфере межбюджетных отношений "правил игры" характерны недостатки, которые в ряде случаев прямо подталкивают региональные власти к принятию нерациональных решений с последующим перекладыванием ответственности (в том числе финансовой) на федеральное правительство.

Сущность бюджетного федерализма

Под бюджетным федерализмом понимается система налогово-бюджетных взаимоотношений органов власти и управления различных уровней на всех стадиях бюджетного процесса, основанная на следующих основных принципах:

- самостоятельность бюджетов разных уровней (закрепление за каждым уровнем власти и управления собственных источников доходов, право самостоятельно определять направления их расходования, недопустимость изъятия дополнительных доходов и неиспользованных или дополнительно полученных средств в вышестоящие бюджеты, право на компенсацию расходов, возникающих в результате решений, принятых вышестоящими органами власти и управления, право предоставления налоговых и иных льгот только за счет собственных доходов и т.д.);

- законодательное разграничение бюджетной ответственности и расходных полномочий между федеральными, региональными и местными органами власти и управления;

- соответствие финансовых ресурсов органов власти и управления выполняемым ими функциям (обеспечение вертикального и горизонтального выравнивания доходов нижестоящих бюджетов);

- нормативно-расчетные (формализованные) методы регулирования межбюджетных отношений и предоставления финансовой помощи;

- наличие специальных процедур предотвращения и разрешения конфликтов между различными уровнями власти и управления, достижение взаимосогласованных решений по вопросам налогово-бюджетной политики.

Концепция бюджетного федерализма содержит основополагающие идеи федерализма как территориальной формы демократии. Она должна обеспечивать реализацию прав каждой личности и территориальных общностей людей на получение определенного объема социальных услуг соответствующего их запросам качества и в отвечающих их интересам и потребностям формах. Конкретные воплощения концепции бюджетного федерализма опираются на определенное сочетание двух взаимодополняющих тенденций: конкуренции между региональными органами власти на "рынке" социальных услуг, с одной стороны, и выравнивания условий этой конкуренции и обеспечения на всей территории страны общенациональных минимальных стандартов - с другой.

Формирование российской модели бюджетного федерализма

В 1991-1993 гг. развитие бюджетного федерализма в России шло в рамках "стихийной децентрализации" бюджетной системы. Хотя, согласно принятым в этот период законам, в правовое пространство страны были введены основополагающие принципы бюджетного федерализма, фактически они не были реализованы. Относительная стабилизация политической ситуации и укрепление позиций федерального центра дали возможность провести в 1994 г. давно назревшую реформу межбюджетных отношений. В результате ее проведения региональные органы власти и управления получили право устанавливать ставку налога на прибыль предприятий и организаций, поступающего в их бюджеты, были сделаны шаги к установлению единых пропорций разделения основных федеральных налогов между уровнями бюджетной системы, внедрены нормативно -расчетные методы распределения федеральной помощи (трансфертов) регионам на основе объективных критериев и формул, создан фонд финансовой поддержки субъектов Федерации. Тем самым было положено начало следующему этапу реформирования межбюджетных отношений - формированию экспериментального бюджетного федерализма, основанного не на целостной нормативно-законодательной базе, а на ежегодных законах о федеральном бюджете, на президентских указах и ведомственных инструкциях.

Результаты проведенной реформы оказались неоднозначными. С одной стороны, возросла финансовая самостоятельность субъектов Федерации, с другой - сохранился субъективизм в регулировании межбюджетных отношений, усилилась несогласованность налогово-бюджетной политики. Самое тревожное заключалось в том, что в 1994 г. не удалось добиться реального выравнивания положения субъектов Федерации в бюджетной системе. Для четырех республик (Карелия, Татарстан, Башкортостан, Якутия) был, по существу, легализован особый режим взаимоотношений с федеральным бюджетом.

Сфера действия нормативно-расчетных методов регулирования межбюджетных отношений оказалась ограниченной. Почти 3/4 средств, полученных регионами из федерального бюджета, поступало через неформализованные и слабо контролируемые каналы, главным образом через взаимные расчеты между бюджетами разных уровней. Отсутствие правовой базы для проведения этих взаиморасчетов привело не только к

субъективности распределения основной части федеральных поступлений в регионы, но и к низкой эффективности их использования.

Внедренная в 1994 г. формула распределения федеральной помощи имела ряд серьезных недостатков. Заложенный в ней основной критерий выделения регионов, нуждающихся в централизованной помощи - отставание в 1993 г. регионального бюджетного среднедушевого дохода от среднего по России, - вряд ли можно считать приемлемым, поскольку он не учитывает резкую дифференциацию потребностей территориальных бюджетов в финансовых ресурсах. Привязка поправочных коэффициентов бюджетных расходов к крупным экономическим районам, объединяющим весьма разнородные территории, была чисто формальной и не отражала реальных различий между географическими и социально-экономическими условиями. В результате для многих северных и восточных регионов потребовалось ввести, по существу, особую процедуру расчета их доли в фонде поддержки. Наконец, финансовая поддержка регионов не имела целевой направленности, а ее получение не было связано с необходимостью соблюдения региональными органами власти и управления хотя бы минимальных требований по обеспечению ее эффективного использования.

Однако, как оказалось, критики заслуживала не столько собственно формула распределения трансфертов (идеальных формул бюджетного "выравнивания" практически не существует), сколько избранный Министерством финансов порядок ее применения. В 1994 г. почти 2/3 средств фонда поддержки передавалось регионам в виде косвенных дотаций на основе повышения нормативов зачисления НДС в бюджеты субъектов Федерации. Такой подход стал шагом назад даже от ситуации 1993 г., когда за каждым регионом законом о федеральном бюджете были закреплены хотя и различные, но стабильные нормативы отчислений от НДС, не являющиеся объектом согласования в процессе исполнения бюджетов.

Федеральные власти не имели надежной базы для оценки реальных потребностей регионов в финансовых ресурсах. Это вело к завышению органами власти и управления субъектов Федерации потребности в федеральной помощи, к укрывательству собственных доходов в разного рода внебюджетных фондах и коммерческих структурах. Усиление налоговой самостоятельности субъектов Федерации дало толчок расцвету регионального "налоготворчества", сегментации налогового пространства, повышению налоговой нагрузки на предприятия.

Несмотря на выявившиеся к настоящему времени недостатки и упущения, сложившийся механизм межбюджетных отношений в 1995 г. сохранился практически в неизменном виде. Законом "О федеральном бюджете на 1995 г." общие расходы на финансовую помощь субъектам Российской Федерации и административно-территориальным образованиям были установлены в размере 28,5 трлн.руб., или 11,5% расходов федерального бюджета (2,8% прогнозируемого ВВП). Это несколько больше, чем предусматривалось федеральным бюджетом на 1994 г., однако значительно меньше реально проведенного в этом году перераспределения средств между уровнями бюджетной системы (14,8% фактических расходов федерального бюджета, или 4,1% ВВП). Такая ситуация устойчиво воспроизводится на протяжении последних лет, отражая сложившийся порядок исполнения бюджетов и отчетности по межбюджетным расчетам.

Перерасчет доли регионов в фонде поддержки субъектов Федерации привел к еще большему "распылению" федеральных трансфертов по территории страны. Резко возросло (с 23 в 1994 г. до 53 в 1995 г.) число регионов, признанных особо нуждающимися в поддержке, доля которых в фонде трансфертов "привязана" к сложившемуся уровню их бюджетных расходов.

Остались неурегулированными способы выделения регионам запланированных трансфертов. Основная же часть поступлений из федерального бюджета в бюджеты регионов по-прежнему будет передаваться в рамках взаимных расчетов, не регламентируемых бюджетным законодательством. В то же время в 1995 г., как ожидается, должна произойти унификация бюджетного статуса субъектов Федерации. Правовая основа для этого была создана статьей 32 закона о федеральном бюджете, которая предусматривала отмену льгот, предоставленных в нарушение установленных бюджетным законодательством единых принципов финансовых отношений с регионами. С этой точки зрения первые признаки взаимоотношений федерального и региональных бюджетов в 1995 г. выглядели обнадеживающе: был ликвидирован особый бюджетный статус Карелии, достигнута договоренность о распространении общего налогового режима на Республику Саха (Якутия), ликвидированы внешнеэкономические льготы регионам.

Распределение бюджетного дефицита между уровнями бюджетной системы

В 1992-1994 гг. дефицит консолидированного бюджета был целиком сосредоточен на уровне федерального бюджета, тогда как бюджеты субъектов Федерации исполнялись с превышением доходов над расходами (табл. 1).

Таблица 1. Распределение бюджетного дефицита между уровнями бюджетной системы в 1992-1994 гг.

Из этих данных, в частности, следует, что за последние 3 года влияние прямых межбюджетных трансфертов на рост бюджетного дефицита резко сократилось. Аналогичный вывод можно сделать и из анализа поквартальной динамики основных показателей, характеризующих взаимодействие уровней бюджетной системы (табл.2). Более или менее четкая взаимосвязь между объемом межбюджетных трансфертов и размерами дефицита федерального бюджета наблюдалась только в 1992-1993 гг.: в I - III кварталах рост федеральных трансфертов, как правило, приводил к усилению диспропорций между уровнями бюджетной системы (при увеличении дефицита федерального бюджета возрастал и профицит бюджетов регионов). В IV же квартале некоторое повышение размеров финансовой помощи регионам не вызывало роста профицита территориальных бюджетов и не оказывало неблагоприятного воздействия на динамику дефицита федерального бюджета.

Таблица 2. Динамика основных показателей межбюджетных пропорций и потоков в 1992-1994 гг.

В 1992-1993 гг. весьма значительный профицит региональных бюджетов отражал незавершенность процесса перестройки бюджетной системы, стихийность перераспределения бюджетных ресурсов в пользу регионов, низкий уровень финансовой дисциплины (включая хорошо известные проявления бюджетного сепаратизма). Однако по мере стабилизации бюджетного устройства он все более приобретал чисто "технический" характер.

В отличие от федерального бюджета расходы бюджетов регионов до недавнего времени могли финансироваться только в пределах реально получаемых доходов. Временной разрыв между поступлением доходов и финансированием расходов определял и уровень профицита региональных бюджетов (не случайно в 1994 г. наибольшее превышение доходов над расходами - до 15-20% - имели высокодотационные регионы, практически полностью зависящие от поступлений из федерального бюджета).

Расширяющаяся практика выпуска региональных и муниципальных ценных бумаг означает перевод дефицита региональных бюджетов в открытую форму. Это совершенно естественный и неизбежный процесс, однако в условиях переходного периода он нуждается в достаточно жестком регулировании со стороны федеральных органов управления.

Оценка резервов сокращения нерациональных расходов региональных бюджетов

За 1992-1994 гг. народнохозяйственные расходы федерального бюджета сократились более чем в 2 раза - с 6,1 до 2,9% ВВП, в то время как аналогичные расходы региональных бюджетов возросли с 5,3 до 7,2% ВВП. В результате в 1994 г. субъектами Федерации был профинансирован 71% общих бюджетных расходов на народное хозяйство (45 трлн. руб.), из которых основная часть была представлена разного рода дотациями и субсидиями.

При этом расходы субъектов Федерации по статьям бюджетной классификации "государственная дотация" и "возмещение разниц в ценах" можно считать лишь минимальным уровнем субсидирования народного хозяйства. По данным Министерства финансов РФ, в 1994 г. они составили 22 трлн.руб. - половину народнохозяйственных расходов, 1/5 часть общих бюджетных расходов субъектов Федерации, или 3,5% ВВП. Фактические же затраты на прямые и косвенные субсидии и дотации отраслям народного хозяйства были значительно выше. Именно они, а не носящий искусственный характер профицит региональных бюджетов и составляют реальные резервы сокращения нерациональных бюджетных расходов.

Основная часть этих резервов приходится на жилищно-коммунальное хозяйство, финансирование которого является крупнейшей статьей расходов бюджетов регионов. В 1994 г. по ней было израсходовано 29 трлн. руб. (27% общих расходов территориальных бюджетов, или 4,6% ВВП). Только прямые бюджетные расходы на дотации и возмещение разниц в ценах по жилищно-эксплуатационному хозяйству составили 8 трлн. руб. (1,3% ВВП). Полная ликвидация текущих дотаций жилищно-эксплуатационному хозяйству и хотя бы 50-процентное сокращение прочих бюджетных расходов на жилищно-коммунальное хозяйство могли бы уменьшить потребности государства в финансовых ресурсах как минимум на 2,5-3,0% ВВП.

Второй по значению отраслью с высоким удельным весом дотаций из территориальных бюджетов является сельское хозяйство. В 1994 г. затраты из бюджетов регионов на него составили 6,5 трлн.руб. (6% расходов регионов), из которых более половины (3,5 трлн. руб.) пришлось на прямые бюджетные дотации. При этом межрегиональные различия в уровне субсидирования сельского хозяйства были настолько велики, что их можно объяснить лишь политикой региональных властей, а не объективными природно-климатическими и экономическими факторами. Например, в республиках Татарстан, Башкортостан, Саха (Якутия), в Ярославской и Ульяновской областях бюджетные дотации составили от 9 до 13% стоимости валовой продукции сельского хозяйства, а в соседних с ними регионах (в Удмуртии, Оренбургской, Магаданской, Костромской, Пензенской областях) они были в 3-4 раза меньше.

Если исходить из целесообразности полного прекращения субсидирования сельского хозяйства из территориальных бюджетов, то расходы и соответственно дефицит консолидированного бюджета можно было снизить не менее чем на 0,5% ВВП; с учетом же 50-процентного сокращения прочих расходов на сельское хозяйство (в том числе производственных капитальных вложений, составивших в 1994 г. 1,6 трлн. руб.) - до 0,8%.

Расходы территориальных бюджетов на финансирование транспорта относительно невелики (в 1994 г. - 3,5 трлн.руб.), что связано с дотированием отрасли из других источников (например, дотации на пригородный железнодорожный транспорт частично финансируются Министерством путей сообщения РФ). Однако резервы сокращения субсидирования общественного транспорта далеко не исчерпаны, о чем, в частности, свидетельствует широкое распространение введенных региональными властями разнообразных льгот по оплате проезда. Рациональное использование этих резервов позволило бы уменьшить дефицит консолидированного бюджета на 0,3-0,5% ВВП.

Весьма значительные средства - 6,1 трлн.руб. - были израсходованы регионами на финансирование прочих отраслей народного хозяйства (предприятий топливно-энергетического комплекса, лесного хозяйства, пищевой и медицинской промышленности и т.п.). При их сокращении хотя бы в 2 раза бюджетный дефицит можно уменьшить еще на 0,5% ВВП (только дотации и возмещение разниц в ценах по топливной промышленности в 1994 г. составили 0,2% ВВП). Аналогичный результат дало бы сокращение на 1/3 расходов по сводной статье бюджетов субъектов Федерации "разные выплаты и прочие расходы".

Прямые затраты региональных и местных властей на дотирование цен на товары и услуги в 1994 г. достигли 2,2 трлн.руб. (2% расходов территориальных бюджетов). При этом почти 2/3 этих расходов было сосредоточено в 8-10 регионах, где доля дотаций в бюджетных расходах составляла от 10 до 20%. В большинстве же субъектов Федерации этот показатель не превышал 1-1,5%, что подтверждает нерациональность большей части такого рода расходов. Если исходить из того, что по крайней мере половина возможной экономии от их сокращения приходится на нерассмотренные статьи расходов, то дополнительное уменьшение дефицита консолидированного бюджета могло бы составить почти 0,2% ВВП.

Весьма близкими по своей экономической сути к субсидиям являются выдаваемые местными и региональными властями бюджетные ссуды. В 1994 г. их общая сумма составила 2 трлн.руб. (0,3% ВВП). По оценкам, в среднем они выдавались не более чем под 10-15% годовых, что на порядок ниже процентных ставок по коммерческим кредитам.

Таким образом, общий резерв бюджетов субъектов Федерации по сокращению экономически и социально неэффективных расходов исходя из условий 1994 г. можно оценить на уровне 5-6% ВВП. Разумеется, лишь часть этих резервов может быть реально использована для уменьшения дефицита консолидированного бюджета. Однако даже при паритетном разделении такой экономии между Федерацией и ее субъектами только за счет данного источника могли бы быть выполнены обязательства федерального правительства по снижению бюджетного дефицита с 5-6% ВВП в 1995 г. до 3,0% ВВП к 1997 г.

Возможности использования межбюджетных механизмов при реализации программы финансовой стабилизации

При реформировании межбюджетных отношений в рамках программы финансовой стабилизации и сокращения бюджетного дефицита предстоит решить две взаимосвязанные задачи: создать для региональных и местных органов власти и управления систему стимулов к сокращению субсидирования отраслей народного хозяйства, а также к уменьшению экономически и социально неоправданного дотирования цен на товары и услуги из территориальных бюджетов; найти наиболее эффективные способы использования возникающей на низших уровнях бюджетной системы экономии для уменьшения дефицита федерального (и соответственно консолидированного) бюджета. Для их решения могут быть использованы различные варианты действий.

Перевод финансирования дотаций, подлежащих ликвидации, в федеральный бюджет. В результате правительство получит возможность постепенно снижать уровень субсидирования тех или иных отраслей, направляя высвобождаемые средства на выплату адресных пособий малоимущим слоям населения и на сокращение дефицита федерального бюджета. Основной недостаток данного варианта состоит в том, что правительство должно будет хотя бы на время принять на себя ответственность за функционирование субсидируемых отраслей, имеющих, как правило, региональное или местное значение.

Организация долевого финансирования сокращаемых дотаций из федерального и территориальных бюджетов. При этом в федеральном бюджете появится соответствующая статья расходов, ассигнования по которой будут передаваться регионам в виде целевых субвенций. Сокращение федеральных субвенций должно стимулировать регионы снижать уровень субсидирования отраслей. Ключевой вопрос рассматриваемого варианта - определение пропорций финансирования (дотирования) тех или иных отраслей из федерального и региональных бюджетов. В общем случае они должны быть "привязаны" к уровню субсидирования отрасли (точнее, к соблюдению регионами графика его снижения), а также к финансовому состоянию региона.

Очевидное преимущество данного варианта - сохранение отрасли в ведении местных властей, что позволяет вопрос о сокращении бюджетной поддержки перевести в чисто финансовую сферу. Однако для его реализации потребуются тщательная подготовка и внедрение новых элементов межбюджетных отношений. При этом темпы выполнения программы сокращения дотаций могут оказаться ниже, чем по предыдущему варианту, если введенные косвенные финансовые стимулы будут недостаточными для проведения региональными властями жесткой бюджетной политики.

Как в первом, так и во втором варианте необходимо изыскивать источники финансирования дополнительных расходов федерального бюджета. Это возможно за счет: перераспределения налоговых поступлений в пользу федерального бюджета; сокращения централизованной помощи регионам; передачи регионам определенных расходов (то есть "обмена" расходными полномочиями, в результате которого на федеральном уровне окажутся сосредоточенными расходы, подлежащие сокращению, а на региональном - расходы, которые в любом случае должны быть сохранены за тем или иным уровнем бюджетной системы). Независимо от того, какой метод будет выбран, он должен базироваться на экономических расчетах и иметь четкую "привязку" к согласованной с регионами программе сокращения бюджетных субсидий и бюджетного дефицита.

Использование механизмов предоставления регионам финансовой помощи (трансфертов). В рамках действующей модели распределения трансфертов это возможно на основе:

- чисто административных методов (исключение региона из числа нуждающихся или особо нуждающихся в случае несоблюдения им графика сокращения дотационности отрасли);

- жестких финансовых мер (сокращение суммы трансфертов на величину превышения регионом нормативных затрат на субсидирование отрасли);

- мягких финансовых мер (исключение из состава расходов, учитываемых в формулах выравнивания, затрат на сверхнормативные дотации).

Основное преимущество данного варианта - сохранение финансовой самостоятельности субъектов Федерации и их ответственности за состояние снимаемой с бюджетного финансирования отрасли. Но есть и недостатки, связанные с ограниченностью сферы распространения (регионы, не получающие трансферты, не будут иметь и финансовых стимулов для реализации программы), с усложненностью процедур предоставления финансовой помощи и их лишь косвенным воздействием на бюджетную политику региональных властей, с трудностями использования "выигрыша" от снижения уровня дотационности отрасли для сокращения дефицита федерального бюджета.

Кроме того, из состава фонда финансовой поддержки регионов может быть выделен специальный фонд, доступный для тех регионов, которые проводят в соответствии с заранее установленными требованиями и критериями жесткую бюджетную политику. Это даст толчок для организации мониторинга проводимой региональными властями экономической политики. Его результаты должны учитываться при предоставлении регионам централизованной финансовой помощи.

Перераспределение налоговых поступлений в пользу федерального бюджета по определенному графику. В рамках этого варианта перед региональными властями не должны ставиться какие-то конкретные требования и ограничения по проведению бюджетной политики. Основанием для перераспределения налоговых поступлений должно быть сокращение по мере снижения дотационности народного хозяйства реальной нагрузки на региональные бюджеты. При этом потребуется нормативно -законодательное закрепление четких принципов и методов определения потребности различных уровней власти в финансовых ресурсах и соответственно распределения между ними доходных источников.

В любом случае населению и региональным властям необходимо будет с цифрами и фактами в руках доказать, чту территории реально выигрывают от сокращения экономически и социально неэффективных дотаций и что лучший способ использования данного выигрыша в общих интересах - это передача определенной его части в федеральный бюджет для укрепления финансовой стабилизации. Одновременно следовало бы усилить интенсивность процесса территориального перераспределения бюджетных ресурсов с тем, чтобы централизованная финансовая помощь сосредоточивалась только в тех регионах, которые в ней действительно нуждаются.

Для предотвращения возможного противостояния между федеральным правительством и субъектами Федерации надо заблаговременно привлечь региональные власти к разработке и согласованию новых элементов механизма регулирования межбюджетных отношений.

* *

*

Сокращение бюджетных расходов, на каком бы уровне оно ни происходило, - весьма болезненный процесс. До сих пор его основная тяжесть падала на федеральное правительство. Смысл наших предложений не в том, чтобы обосновать целесообразность перераспределения бюджетных ресурсов в пользу федерального бюджета, а в том, чтобы создать механизмы участия субъектов Федерации (в рамках их компетенции и полномочий) в решении важнейшей в настоящее время проблемы - достижения финансовой стабилизации. Именно формулирование общенациональных целей и приоритетов на федеральном уровне и их реализация на региональном уровне полностью отвечают общепризнанным принципам бюджетного федерализма.

Как показывает мировой опыт, в кризисные периоды возникает тенденция к централизации экономической и политической власти. Действительно, в условиях унитарной бюджетной системы центральное правительство, видимо, имело бы меньше ограничений в проведении жесткой политики финансовой стабилизации. Однако для России усиление централизации бюджетно-налоговой системы чревато подрывом идей федерализма, которые с таким трудом прокладывают себе дорогу в пост-тоталитарном государстве. Поэтому необходим поиск разумного компромисса между следованием достаточно жестким требованиям политики финансовой стабилизации и достижением конечных целей экономических и политических реформ (в том числе становления полноценного федеративного государства).

Вопросы экономики /Институт экономики РАН.-1995 г.- №8, стр. 21

  
 Copyright © АНО Центр информационных исследований, 2001-2003
Счетная Палата РФ Rambler's Top100 Rambler's Top100 Деловой журнал 'Эксперт' Институт экономики переходного периода
Прозрачный бюджет Институт Восток-Запад