Бюджетная статистика: реляционные базы
федеральная
региональная
Законы о федеральном бюджете
2005 г. 2004 г.
2003 г. 2002 г.
2000 г. 2001 г.
1998 г. 1999 г.
1996 г. 1997 г.
1994 г. 1995 г.
Нормативные акты
1. Бюджетный Кодекс РФ
2. Бюджетная классификация РФ
3. Налоговый Кодекс РФ (часть I)
4. Налоговый Кодекс РФ (часть II)

 
Журнал Бюджет
  

Бюджетная система Российской Федерации

  Поиск по сайту:      исполнить запрос   расширенный запрос

С. Хурсевич,
кандидат экономических наук,
зам. начальника отдела Департамента экономики
федеративных отношений Минэкономики РФ

О НЕКОТОРЫХ УСЛОВИЯХ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ РЕФОРМЫ МЕЖБЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Взаимодействие между центром и регионами в сфере межбюджетных отношений с каждым годом становится все более жестким. Это обусловливается многими обстоятельствами, среди которых необходимо особо отметить два. Во-первых, на протяжении последних лет существенно возросла ответственность субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления за обеспечение социальных гарантий на их территориях. В то же время в федеральном бюджете продолжает аккумулироваться порядка 50% доходов консолидированного бюджета России. Такое положение усугубляет диспропорции между растущими расходными полномочиями субъектов Российской Федерации и неизменным долевым объемом доходных источников.

Во-вторых, вследствие спада производства резко сократились база налогообложения и, следовательно, объемы бюджетов всех уровней. Минимально необходимые расходы бюджетной системы (социальные гарантии, правоохранительная деятельность, управление и т.п.) становятся непосильными для слабеющей экономики. Тем не менее политические, социальные и иные соображения не позволяют прекратить финансирование государственных расходов, не покрываемых доходами. Данное обстоятельство вынуждает органы управления использовать любую возможность "добычи" дополнительных финансовых средств, в первую очередь в форме финансовой поддержки. Интерес усиливается тем, что финансовая поддержка, как правило, поступает в форме "живых денег", то есть зачастую является одним из основных источников средств для выплаты зарплат и иных социальных платежей, которые не могут быть реализованы в товарной, зачетной и денежно-суррогатной формах1.

Сегодняшняя ситуация "дополняется" результатами многолетнего командного перераспределения национального дохода между регионами. Так, высокая бюджетная обеспеченность Москвы, Самарской и Свердловской областей во многом обусловлена тем, что именно в указанные регионы на протяжении десятилетий направлялись крупномасштабные бюджетные капиталовложения. В то же время низкая бюджетная обеспеченность Читинской области, Алтайского края, Республики Алтай в значительной степени связана с перераспределением национального дохода в ущерб указанным регионам. Соответственно так называемые "регионы-доноры" заинтересованы в закреплении единых ставок расщепления федеральных налогов и по возможности в получении дополнительных компенсаций, связанных с реализацией федерального законодательства. Так называемые "регионы-реципиенты" стремятся пересмотреть ставки расщепления федеральных налогов в свою пользу с увеличением объемов финансовой поддержки.

Интересы развития реформ в Российской Федерации требуют преодоления субъективизма при распределении средств финансовой поддержки, установления более жесткого контроля за использованием указанных средств, ликвидации дублирующих друг друга форм финансовой поддержки и перекрестного субсидирования.

В сложившейся обстановке практически все - и теоретики, и практики - говорят о необходимости реформы межбюджетных отношений, однако часто подразумевая диаметрально противоположные направления ее реализации. Но есть по меньшей мере два требования, соблюдение которых абсолютно необходимо для проведения какой-либо реформы в этой сфере. Во-первых, должна быть создана система, гарантирующая выполнение принятых решений. Во-вторых, реформа должна носить глубинный, а не косметический характер. При всей банальности данных условий их реализация в Российской Федерации чрезвычайно затруднена.

Практика финансовой поддержки регионов

Одним из основных инструментов дотирования регионов из федерального бюджета является Федеральный фонд финансовой поддержки субъектов Российской Федерации (ФФПР). Он был впервые сформирован в 1994 г. с целью исключить субъективный подход к определению размеров дотаций регионам. Распределение средств субъектов Российской Федерации в фонде определялось не абсолютными величинами, а долями от всего объема средств, включаемых в ФФПР.

Сегодня только ленивый не критикует данный способ дотирования регионов. Попытки переработать методику распределения ФФПР в 1996-1997 гг. закончились полным провалом. Новые методики были настолько запутаны и оторваны от жизни, что в процессе согласительных процедур в Государственной думе в качестве базового варианта использовались пропорции распределения, разработанные в 1995 г. В результате объемы финансовой поддержки определялись в основном политическими, а не экономическими соображениями. Однако главный недостаток ФФПР заключался не в методике его распределения, а в том, что, во-первых, реально оказанная финансовая поддержка существенно отличалась от плановых значений (см. табл.), во-вторых, при помощи ФФПР не удалось разрешить глубинные проблемы и противоречия межбюджетных отношений.

Таблица Финансовая поддержка регионов через ФФПР

Анализ распределения ФФПР в 1994-1997 гг. показывает, что доли субъектов Федерации в фонде регулярно не соблюдались. В результате даже при достаточном объеме доходов федерального бюджета регионам не было гарантировано получение причитающейся им финансовой поддержки. В соответствии с законами "О федеральном бюджете" объем ФФПР определялся в размере 15%2 от налоговых поступлений в федеральный бюджет за исключением ввозных таможенных пошлин и подоходного налога с физических лиц3. Следовательно, если, например, фактические поступления в федеральный бюджет оказались равными 75% от законодательно установленного уровня, каждый субъект РФ должен быть профинансирован из ФФПР на 75%.

Как свидетельствуют данные, приведенные в таблице, факт законодательного внесения субъектов Российской Федерации в число получателей средств ФФПР вовсе не означает реального получения указанных средств. И как следствие руководители региональных финансовых органов зачастую вынуждены проводить в Москве едва ли не больше времени, чем на местах, "выбивая" очередную порцию финансовой поддержки. Естественно, это негативно сказывается на бюджетном процессе соответствующих субъектов Российской Федерации и в определенной мере дезорганизует работу Минфина РФ.

Необходимо заметить, что для анализа взята самая "прозрачная" часть межбюджетных отношений - ФФПР. Наряду с ней существует "черный ящик" так называемых взаимных расчетов, бюджетных ссуд (фактически превратившихся в дополнительные дотации), расходов по линии отраслевых министерств и ведомств. Отдельным и совершенно закрытым для исследования является порядок расходования на территориях субъектов РФ средств внебюджетных фондов (которые формально не могут быть отнесены к формам межбюджетных отношений, однако на практике нередко используются в качестве средства балансирования региональных бюджетов).

В итоге межбюджетные отношения в настоящее время носят такой характер, что разработка даже самой идеальной концепции их реформирования может не дать существенного положительного результата. Более того, без организации безусловного исполнения федерального законодательства в бюджетной сфере попытки реформирования межбюджетных отношений внесут еще большую анархию и субъективизм в бюджетный процесс.

Беда российского бюджетного федерализма и его "генетический порок"4 состоят в том, что решение многих финансовых вопросов в большей мере зависит от текущего взаимодействия федеральных и региональных органов исполнительной власти, а не от законодательно установленных правил. Данное обстоятельство влечет за собой ряд негативных последствий:

- практически отсутствует механизм разрешения финансовых споров между федеральными и региональными органами исполнительной власти через суд, что выводит на передний план в межбюджетных отношениях лоббистские возможности того или иного региона, а не законность его требований;

- снижается качество бюджетного процесса на федеральном уровне, поскольку формирование расходной части федерального бюджета фактически осуществляется и в процессе его исполнения, то есть после принятия соответствующего федерального закона;

- снижается качество бюджетного процесса на региональном и местном уровнях, поскольку не соблюдается законодательно установленный порядок межбюджетных отношений, что не позволяет надлежащим образом планировать субфедеральные и муниципальные бюджеты;

- выделение финансовых средств (особенно в форме заведомо непогашаемых бюджетных ссуд) в значительной мере обусловливается сиюминутными политическим интересами, а не профессиональным экономическим расчетом;

- происходит рост экономически и юридически не обоснованных расходов федерального бюджета при одновременном невыполнении им основных финансовых обязательств;

- падает эффективность бюджетных расходов субъектов РФ, поскольку при успешном решении ими социально-экономических проблем региона фактически перечисляемые средства федерального бюджета могут быть сокращены, а в случае углубления указанных проблем появляется дополнительный повод требовать финансовой поддержки.

В условиях отсутствия стабильного правового поля в сфере расходования средств федерального бюджета все более распространенной формой "выбивания" дополнительной финансовой поддержки становится политический шантаж. Для этого используется большой арсенал средств - от забастовок до угроз прихода к власти в регионах лидеров-экстремистов. Недавно все стали свидетелями успеха подобных действий со стороны организаторов шахтерских выступлений. Из года в год федеральные органы исполнительной власти оказываются буквально засыпанными просьбами о дополнительной финансовой помощи и прогнозами катастрофических политических последствий в случае отказа выделить средства. В результате постоянно принимаются политические решения, удовлетворяющие экономически не обоснованные требования. В стране сформирован довольно опасный стимул: финансовая поддержка оказывается тем, кто в большей степени владеет инструментами политического шантажа и в меньшей - заботится о поддержании социально-экономической стабильности.

Переломить существующие негативные тенденции можно, только создав систему безусловного исполнения федерального законодательства в сфере межбюджетных отношений.

Как обеспечить исполнение федерального законодательства в сфере межбюджетных отношений

В краткосрочном плане возможно и необходимо поставить преграды нарушениям законодательства в области расходования средств федерального бюджета по отдельным направлениям. Например, применительно к ФФПР было бы целесообразно установить указом Президента РФ или постановлением Правительства РФ твердый порядок финансирования фонда в течение года, который исключал бы, например, финансирование одного региона в течение первого полугодия на 90% от запланированного на год, а другого - на 5%. В связи с этим представляется полезным ввести норму, по которой на 20-е число месяца, следующего за отчетным, фактическое финансирование регионов не может быть выше или ниже среднероссийского исполнения ФФПР более чем на 5%. (Например, если ФФПР в среднем по России исполнен на 15%, то каждый регион должен быть профинансирован как минимум на 14,25% - на 5% меньше суммы, запланированной в федеральном бюджете, и как максимум - на 15,75%.)

Необходимость введения 5-процентного ограничения обусловлена тем, что часть ФФПР финансируется путем повышения ставок перечисления НДС, собранного на данной территории в бюджет субъекта Федерации. Иными словами, если единой для всех регионов ставкой расщепления НДС является деление его в следующей пропорции: 25% - в региональный бюджет, 75 - в федеральный, то в процессе исполнения ФФПР может быть решено, что в федеральный бюджет поступит лишь 60% объема собранного налога, а дополнительные 15% будут направлены для финансирования ФФПР на территории. В процессе исполнения бюджета мгновенно отреагировать на изменение объемов поступления НДС невозможно, поэтому требуется 5-процентный лаг для исполнения ФФПР. С другой стороны, Минфин РФ должен выполнить указанное требование лишь к 20-му числу месяца, следующего за отчетным, что даст ему достаточно времени для осуществления взаиморасчетов и иных операций по исполнению федерального бюджета.

С установлением подобных правил распределения финансовой поддержки будет сделан шаг к обеспечению верховенства закона в сфере межбюджетных отношений. Вместе с тем необходимо признать, что данная мера не может в принципе решить вопрос приведения практики межбюджетных отношений в соответствие с действующими законодательными актами. Наилучшей формой решения указанного вопроса в российских условиях явилось бы принятие Бюджетного кодекса Российской Федерации. Содержащиеся в нем нормы позволят поставить достаточно жесткие преграды неправомерному расходованию (отсутствию расходования) бюджетных средств и будут способствовать разрешению споров между участниками бюджетного процесса в судебном порядке.

Предложения по совершенствованию правительственной концепции реформирования межбюджетных отношений

В настоящее время существует множество вариантов дальнейшего развития межбюджетных отношений. Например, в Государственной думе с периодичностью в несколько месяцев подготавливаются все новые и новые проекты федерального закона с подобными названиями. Проявляют активность в этом направлении и некоторые субъекты Российской Федерации, в числе которых следует отметить Свердловскую и Омскую области. Учитывая особенности отечественного бюджетного процесса, в ближайшие годы на практике могут быть реализованы лишь те варианты развития межбюджетных отношений, которые одобрены правительством РФ.

В правительственной "Концепции реформирования межбюджетных отношений в РФ на 1999-2001 гг." предлагается внести существенные изменения только в систему финансовой поддержки субъектов Российской Федерации. Вопрос, несомненно, важный, но он вторичен. Деление ФФПР обусловлено распределением: а) расходных полномочий между всеми тремя уровнями власти; б) долей основных налогов (НДС, налога на прибыль, подоходного налога, концентрирующих более 60% всех налоговых поступлений), направляемых в соответствующие бюджеты.

Именно эти два условия определяют уровень обеспеченности соответствующих бюджетов собственными средствами, размеры и интенсивность обратных потоков средств федерального бюджета в регионы в виде помощи. Следовательно, широко обсуждаемая Концепция вносит лишь косметические изменения в действующую систему межбюджетных отношений.

На деле реформирование межбюджетных отношений в среднесрочной и долгосрочной перспективе должно предполагать: во-первых, пообъектное закрепление расходных полномочий за каждым уровнем бюджетной системы и определение размеров соответствующих расходов на основе созданных и утвержденных нормативов расходов по каждому (укрупненному) виду бюджетных услуг (обязательств); во-вторых, оптимизацию распределения долей налогов в целях минимизации встречных потоков финансовых средств. Итогом этой работы должно стать максимальное увеличение числа финансово самодостаточных регионов с уменьшением потребности в поддержке.

Следовательно, нельзя ограничиваться лишь изменением методик распределения средств финансовой поддержки. Но уточнение расходных полномочий и определение необходимых для их реализации средств потребуют времени и не могут быть выполнены к моменту завершения разработки бюджета на 1999 г. Видимо, нельзя планировать на 1999 г. и решение проблемы оптимизации распределения налогов между всеми уровнями бюджетной системы. Однако такая мера не может быть отложена на по меньшей мере три года, как следует из Концепции.

В Концепции предлагается закрепить существующее распределение налоговой нагрузки между регионами. Однако признать его оптимальным и справедливым не представляется возможным. Например, в 1993 г. с территории Красноярского края в федеральный бюджет поступило около 38% всего объема собираемых налогов. В 1997 г. эта доля уменьшилась до 24%. Это произошло за счет значительно меньшего, чем в среднем по России, наращивания сбора НДС при условии экспортной ориентации производимой в крае продукции на фоне общего спада налогов на прибыль. В результате Красноярский край оказался в существенно более выгодном положении в области реализации своих обязательств перед центром, нежели другие регионы.

В целом же оптимизационные расчеты показывают, что если, например, центр поступится определенной частью НДС в интересах субъектов Федерации, а последние - частью прибыли и подоходного налога, то это позволит уменьшить число регионов-реципиентов при сохранении абсолютного объема доходов федерального бюджета5. При этом произойдет некоторое перераспределение налоговой нагрузки по отношению к центру за счет регионов-доноров в пользу регионов-реципиентов, часть которых также превратится в "доноров".

Таким образом, в интересах повышения эффективности бюджетной системы и оздоровления финансовых взаимоотношений между Федерацией и ее субъектами в соответствии с принципами бюджетного федерализма эти меры необходимо реализовывать уже сейчас. Во всяком случае, они должны быть рассмотрены при подготовке Закона о бюджете на 2000 г.

Что касается методики распределения ФФПР, то здесь прежде всего вызывает сомнение базовое положение концепции, согласно которому целью перераспределения бюджетных средств является выравнивание социально-экономического развития регионов. Выравнивание как цель перераспределительной процедуры - чрезвычайно дорогостоящий и совершенно неэффективный процесс, что доказано как отечественным, так и зарубежным опытом. В России данная цель может быть достигнута только при соответствующей переориентации региональной финансово-бюджетной и экономической политики, то есть при создании условий в сфере производства и первичного присвоения, а не перераспределения. В качестве главной цели финансовой поддержки более логичным было бы выдвинуть реализацию на территории регионов с низкой бюджетной обеспеченностью гарантированных Конституцией РФ государственных минимальных социальных стандартов.

Поэтому недопустимо использовать ФФПР в целях "выравнивания душевых бюджетных доходов субъектов Федерации, где они ниже уровня по относительно сравнимым регионам", как сказано в Концепции. Критерии классификации, которые становятся основой определения объема финансовой поддержки, не могут не быть субъективными. При этом данный подход противоречит здравому смыслу. Например, относительно сравнимы республики Тыва, Алтай и Хакасия, однако "выравнивание" до среднего уровня по этой группе не позволит реализовать минимальные социальные стандарты на территории указанных регионов. Расчеты убедительно показывают, что любые классификации (в том числе и по уровню "дефицита") непригодны для планирования финансовой поддержки.

Вместе с тем уже в процессе формирования бюджета на 1999 г. в расчетах могут быть использованы нормативы, которые выработаны для ЖКХ, здравоохранения и образования. Для реализации такого подхода необходимо рассчитать корректирующие коэффициенты, показывающие, на сколько больше (меньше), чем в среднем по России, расходы каждого субъекта РФ на реализацию федеральных стандартов с учетом природно-географических и социально-экономических особенностей региона (отношение обоснованной потребности каждого региона по расходам на ЖКХ, образование и здравоохранение к среднероссийской обоснованной потребности). Это повысит уровень достоверности расчетов, позволит лучше учесть специфику регионов.

В Концепции практически отсутствует адекватный механизм стимулирования регионов к поиску и увеличению собственных доходных источников для финансирования социальной сферы и достижения финансовой самодостаточности. Все меры в этой области сводятся к разного рода силовым действиям - от аудиторских проверок до прекращения финансирования из ФФПР. Как показывает опыт, подобных мероприятий явно недостаточно. Хаотичная регламентация федеральными органами власти направлений расходов бюджетов субъектов Российской Федерации чревата конфликтами. В частности, в ходе обсуждения Концепции неоднократно предлагалось углубление дифференциации финансовой поддержки (в том числе на детские пособия, ЖКХ, медицинское страхование и пр.). Кроме того, решено сделать условием выделения финансовой поддержки утверждение в Минфине России плана финансовой стабилизации региона.

Таким образом, под благовидным предлогом восстанавливается советская система постатейной балансировки региональных бюджетов, которой, как известно, были присущи два существенных недостатка: не стимулировала реципиентов к более полному использованию собственных возможностей по повышению доходов и требовала огромных средств для своей реализации. Такое восстановление сейчас может оказаться как экономически, так и политически гибельным.

Во-первых, помощь центра (например, по детским пособиям) одному региону и отказ в помощи другому крайне сложно обосновать с точки зрения Конституции РФ (ст. 5).

Во-вторых, ограниченность ФФПР не позволяет осуществить балансировку по всем статьям, что неизбежно приведет к использованию конфликта в политических целях (например, "центр против общественного транспорта" или "против ветеранов") или даже к судебному спору (который, скорее всего, выиграет регион).

В-третьих, предоставляя подобную помощь, центр de facto берет на себя часть ответственности за финансирование мероприятия, находящегося в полном ведении региональных и местных властей. Тем самым он оказывается в заведомо проигрышном как политическом, так и экономическом положении.

Другим сомнительным направлением совершенствования системы финансовой поддержки является стремление оценить (на основе валового регионального продукта или иных показателей) возможные доходы бюджетов субъектов Российской Федерации и в соответствии с ними оказывать финансовую поддержку. Теоретически здесь все правильно, однако на практике ни в одной стране правительственные органы пока не могут рассчитать валовой региональный продукт так, чтобы несостоятельность подобных расчетов не была немедленно доказана научной общественностью. Очевидно, Россия не станет исключением. Более того, нашей спецификой являются огромные масштабы неденежных механизмов исполнения бюджетов всех уровней и другие финансовые "тонкости". Поэтому любая попытка учитывать расчетное, а не фактическое исполнение региональных бюджетов по доходам приведет к массе споров, внесет огромный субъективизм в распределение ФФПР и в конечном счете будет невыгодна самому центру.

Как показали наши исследования, в российской практике в настоящее время возможно использование лишь вышеописанной методики, базирующейся на коэффициентах, которые отражают способность региона к реализации социальных стандартов в сравнении со среднероссийской. В данном случае важен не расчет абсолютной потребности, а "приведение его к общему знаменателю" - применение единой методики расчета во всех регионах. С учетом возможностей федерального бюджета и указанных коэффициентов определяется уровень выравнивания для каждого региона, который сопоставляется с фактическими бюджетными доходами. Это позволяет определить долю региона в ФФПР.

Стимулирование регионов к более полному использованию собственных доходных источников и достижению финансовой самодостаточности предлагается осуществить на основе новой формы финансирования ФФПР. С этой целью предлагается рассмотреть вопрос о выделении трансфертов из ФФПР через фиксацию повышенной доли субъектов РФ в федеральных налогах в таком размере, который позволил бы обеспечить поступление причитающегося им объема поддержки из ФФПР без финансовых потоков из центра. Такая доля должна закрепляться за регионами на несколько лет и не подлежать пересмотру даже при росте (снижении) бюджетной потребности субъектов Федерации.

Иными словами, при единых для всех регионов ставках расщепления федеральных налогов финансирование ФФПР будет осуществляться не через выделение средств из федерального бюджета, а через установление повышенной доли НДС и налога на прибыль, которые подлежат зачислению в региональный бюджет в счет ФФПР.

Если субъекту Российской Федерации должно быть выделено в качестве финансовой поддержки 100 млн. руб., а в базовом периоде поступления по НДС в его бюджет составляли 400 млн. руб., то финансирование фонда осуществляется следующим образом. По закону, расщепление НДС происходит так: 25% - в региональный и 75% - в федеральный бюджеты, соответственно 100 млн. и 300 млн. руб. Финансирование ФФПР в размере 100 млн. руб. в данном случае равно 25% поступлений по НДС. Следовательно, на 3-5 лет устанавливается, что фактическая пропорция расщепления НДС для данного субъекта Российской Федерации составляет 50% : 50% независимо от изменения доходов его бюджета. Затем, через 3-5 лет, пропорции распределения ФФПР изменяются и соответственно пересматриваются доли федеральных налогов, дополнительно зачисляемых в бюджеты субъектов Российской Федерации в счет финансирования фонда.

Таким образом, регион получает значительные стимулы к развитию собственной налоговой базы. Но стимулирующий эффект в данном случае гарантированно достигается лишь при фиксации предложенного порядка финансирования фонда на 3-5 лет. Это обусловлено тем, что при ежегодном перераспределении ФФПР субъекты Российской Федерации заинтересованы в занижении доходов своих бюджетов, чтобы получить дополнительную финансовую поддержку. В случае неизменности пропорций распределения фонда на длительный период (сравнимый с периодичностью губернаторских выборов) при финансировании фонда через закрепление повышенных ставок отчислений от федеральных налогов занижение доходов становится крайне невыгодным. Недобор налогов на территории приведет тогда к недовыполнению социальных обязательств и проигрышу на выборах. Следовательно, территориальные органы власти будут жестко "завязаны" на развитие собственной налоговой базы и ликвидацию дотационности.

В данном случае не центр, а регион будет искать способы реализации социальных стандартов на своей территории, не центр, а регион займется поиском резервов роста доходов, наконец, не центр, а регион будет нести всю полноту ответственности перед избирателями за ошибки при планировании и исполнении региональных бюджетов. Альтернативой данному подходу может быть только восстановление заведомо неэффективной в нынешней ситуации системы постатейной балансировки бюджетов.

В Концепции вводится понятие Фонда регионального развития (ФРР). Следует принципиально согласиться с основной идеей создания такого фонда - оказание финансовой помощи регионам в области не только текущих расходов (ФФПР), но и инвестиций с тем, чтобы уменьшить разрыв в обеспеченности регионов социальной инфраструктурой. В этой связи целесообразно внести следующую трактовку ФРР: "В Фонде регионального развития учитывается финансирование государственных капиталовложений за счет средств федерального бюджета в соответствии с действующей нормативно-правовой базой (в том числе по реализации федеральных целевых программ), осуществляемых на территории субъектов Российской Федерации в целях развития их социальной инфраструктуры".

* *

*

К настоящему моменту объективно назрели экономические, политические и финансовые потребности в проведении реформы межбюджетных отношений. Но в ходе реформирования межбюджетных отношений возможны два крайних варианта.

Первый. Реформирование будет носить преимущественно косметический характер, не будут разрешены глубинные проблемы и противоречия финансовой сферы федеративных отношений.

Второй. Целью преобразований станут надуманные идеалы, далекие от реально существующих потребностей, что приведет к усугублению имеющихся и появлению новых проблем межбюджетных отношений.

Правительственная Концепция реформирования межбюджетных отношений "несет в себе заряд" обеих крайностей, что обусловливает возможность сохранения механизмов реализации межбюджетных отношений, далеких от законодательного регулирования. В этой связи она нуждается в весьма существенной доработке.

Вопросы экономики /Институт экономики РАН.-1998 г.- №10, стр. 127


1 Хурсевич С., Сибиряков С. Изменение роли государства в экономике: догмы рынка и российские реалии. М.: УРСС, 1998.

2 С 1998 г. объем ФФПР уменьшен до 14% налоговых поступлений.

3 До 1997 г. 10% подоходного налога с физических лиц подлежало зачислению в федеральный бюджет.

4 Лексин В., Швецов А. Бюджетный федерализм в период кризиса и реформ. - Вопросы экономики, 1998, № 3, с. 20.

5 Лайкам К., Шаромова В. Место и роль налоговой политики в совершенствовании межбюджетных отношений. - Финансы, 1998, № 6, с. 12-15. См. также статью К. Лайкама в данном номере журнала.

  
 Copyright © АНО Центр информационных исследований, 2001-2003
Счетная Палата РФ Rambler's Top100 Rambler's Top100 Деловой журнал 'Эксперт' Институт экономики переходного периода
Прозрачный бюджет Институт Восток-Запад