Бюджетная статистика: реляционные базы
федеральная
региональная
Законы о федеральном бюджете
2005 г. 2004 г.
2003 г. 2002 г.
2000 г. 2001 г.
1998 г. 1999 г.
1996 г. 1997 г.
1994 г. 1995 г.
Нормативные акты
1. Бюджетный Кодекс РФ
2. Бюджетная классификация РФ
3. Налоговый Кодекс РФ (часть I)
4. Налоговый Кодекс РФ (часть II)

 
Журнал Бюджет
  

Бюджетная система Российской Федерации

  Поиск по сайту:      исполнить запрос   расширенный запрос

А. ЛЯСКО,
экономический обозреватель
еженедельника "Экономика и жизнь -
московский выпуск"

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ БЮДЖЕТНОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКИХ РЕГИОНОВ *

Текущие доходы региональных бюджетов

Текущие расходы региональных бюджетов

Сопоставление динамики платежей в бюджеты различных уровней

Трансферты и иные формы федеральной поддержки региональных бюджетных систем


Финансово-бюджетный кризис, обострившийся летом 1998 г., оказал чрезвычайно неблагоприятное воздействие на экономику регионов Российской Федерации. В отличие от федерального центра последние не имеют возможности решать свои бюджетные проблемы за счет рублевой эмиссии или масштабного привлечения спекулятивного финансового капитала. В результате региональные бюджеты оказываются неспособными исполнять взятые на себя финансовые обязательства, а их дефицит покрывается путем необеспеченных заимствований и возрастающей эмиссии денежных суррогатов, представляющих собой различные формы территориальных взаимозачетов и налоговых освобождений.

Прямое воздействие августовского валютно-финансового кризиса на экономику регионов заключается в резком изменении соотношения между объемами рублевых поступлений в территориальные бюджеты и размерами их валютных обязательств перед иностранными инвесторами и кредиторами. Неожиданное удорожание цены валютных заимствований и последующий уход инвесторов с рынка субфедеральных ценных бумаг, номинированных в рублях, усугубили проблему дальнейшего обслуживания региональных займов. Это заставило ряд субъектов Федерации принудительно реструктурировать выплаты по внутреннему долгу. Как следствие бюджеты субъектов Федерации лишились возможности рефинансирования своих долговых обязательств за счет эмиссии новых выпусков ценных бумаг, а значит, потеряли важный источник покрытия бюджетного дефицита.

Инфляционное обесценение рублевых активов банков и промышленных предприятий в первые месяцы кризиса существенно уменьшило возможности проведения ими обязательных платежей в территориальные бюджеты. В то же время неизбежное повышение отпускных цен в промышленности и удорожание банковского кредита способствовали росту убытков от деятельности предприятий и снижению объема региональных налоговых поступлений, скорректированных на величину инфляции. План формирования доходной части территориальных бюджетов на 1998 г. может быть исполнен исключительно в номинальном, но никак не в реальном выражении, при этом ухудшение финансовой обеспеченности территорий маскируется инфляционной премией, не учтенной в бюджетных проектировках.

Общие итоги деятельности федерального правительства по стабилизации макроэкономического положения в стране также сказываются на состоянии региональных финансов. Жесткая монетарная политика федеральных властей привела к бартеризации хозяйственного оборота, оттоку банковского капитала из реального сектора экономики, падению объема инвестиций в промышленность. Названные факторы подрывают доходную базу региональных бюджетов и способствуют росту бюджетного дефицита. Для преодоления углубляющегося разрыва между доходами и расходами территориальных бюджетов субъекты Федерации вынуждены прибегать к необеспеченным заимствованиям и неденежным формам расчетов с предприятиями, что приводит к дальнейшему падению бюджетных доходов и увеличению дефицита.

Текущие доходы региональных бюджетов

Несмотря на усиление инфляционных процессов, позволяющих относительно легко достичь запланированных объемов бюджетных поступлений, реальный сбор налогов в большинстве регионов по-прежнему отстает от плановых заданий. В частности, бюджет Нижегородской области за 1998 г. исполнен по доходам на 88% годового плана, Республики Башкортостан (включая бюджеты нижестоящих уровней) - на 82, Воронежской области - на 79, Новосибирской - на 75%.

В тех немногих регионах, где по итогам года зафиксировано выполнение плана доходных поступлений, соответствующий результат достигнут либо за счет средств внешней поддержки, либо ценой углубления диспропорций в бюджетной системе. Так, формальное превышение доходов республиканского бюджета Удмуртии на 6% по сравнению с годовым заданием стало возможным исключительно благодаря финансовой помощи со стороны федерального бюджета, составившей свыше половины доходных поступлений. В то же время по собственным доходам бюджет Удмуртии исполнен всего на 79% плана. Другой относительно благополучный регион, Свердловская область, при номинальном исполнении областного бюджета на 111% к плановому заданию так и не сумел изыскать источники покрытия ряда статей бюджетных расходов. В результате задолженность по зарплате в бюджетной сфере превысила 500 млн. руб.

На декабрь 1998 г. пришелся непропорционально большой объем региональных бюджетных поступлений по сравнению со всеми предшествующими месяцами прошлого года. В бюджет Нижегородской области за декабрь поступило сразу 20% всего объема годовых доходов, Владимирской - 30, Свердловской - 33%. Это связано с широким применением взаимозачетов, налоговых освобождений и прочих денежных суррогатов, задача которых заключалась в имитации относительно высоких показателей исполнения региональных бюджетов по итогам 1998 г.

В качестве примера приведем динамику прироста территориальных бюджетных платежей в Омской области (см. рис. 1). На рисунке отчетливо видно, как медленный рост перечислений в бюджет, наблюдавшийся в течение осени 1998 г., сменяется резким скачком объемов бюджетных поступлений в декабре.

Рисунок 1. Динамика прироста налоговых платежей и перечислений в целевые бюджетные фонды Омской области в IV квартале 1998 г.

В обобщенном виде эта тенденция подтверждается данными Минфина России, согласно которым собственные доходы бюджетов субъектов Федерации возросли в декабре по сравнению с ноябрем на 24,9 млрд. руб. Однако удельный вес доходов, полученных в денежной форме, при этом сократился и составил в среднем 34,5%. По мнению представителей Министерства финансов, подобное положение объясняется проведением расчетов в безденежной форме между предприятиями и бюджетами всех уровней в рамках заключительных оборотов 1998 г.

Если сравнить между собой объемы доходов региональных бюджетов в 1997 и 1998 гг., то окажется, что в реальном выражении (с поправкой на инфляцию) наблюдается снижение собираемости налогов и других обязательных платежей. Отмеченное в ряде регионов увеличение бюджетных поступлений на несколько процентов или даже долей процента по отношению к показателям 1997 г. несоизмеримо с уровнем инфляции, составившей в 1998 г. 84%.

Падение реальных бюджетных доходов объясняется ухудшением условий хозяйствования субъектов региональной экономики. Рост убытков от деятельности промышленных предприятий и увеличение объемов их взаимной задолженности способны не только перекрыть инфляционную составляющую в доходах региональных бюджетов, но и привести к абсолютному уменьшению размеров бюджетных поступлений. Положение осложняется еще и тем, что максимальные размеры взаимных неплатежей приходятся на долю регионов, дающих основной объем поступлений в бюджетную систему России (см. табл.).

Таблица. Регионы с наиболее крупными размерами кредиторской и дебиторской задолженности

В результате даже развитые в экономическом отношении территории демонстрируют негативную динамику формирования бюджетных доходов.

Налог на прибыль продолжает играть главную роль в формировании доходной части региональных бюджетов. По итогам 11 месяцев 1998 г. в Нижегородской области на его долю пришлось 39% всех налоговых поступлений в бюджет региона, во Владимирской - 41, в Свердловской - 46%. Отметим, что общее падение массы прибыли в экономике и рост количества убыточных предприятий в краткосрочной перспективе могут привести к снижению поступлений по данному виду налогов. Сальдированный финансовый результат крупных и средних предприятий, рассчитанный как разница между их общей прибылью и убытком, составил за январь-ноябрь 1998 г. всего 15,4% показателя соответствующего периода 1997 г. За 11 месяцев 1998 г. доля убыточных предприятий возросла с 47,5 до 48,3% их общего числа, причем в 60 субъектах Российской Федерации удельный вес убыточных предприятий превышает 50%. Как следствие сокращается база для исчисления и уплаты налога на прибыль, 2/3 поступлений от которого подлежат зачислению в бюджеты регионов.

Другим существенным источником пополнения доходной части региональных бюджетов служат установленные субъектами Федерации прямые налоги на товары и услуги, а также лицензионные и регистрационные сборы. Уже сейчас в ряде регионов поступления от прямых налогов и сборов являются вторыми по значению после платежей в счет налога на прибыль, а в отдельных случаях (Омская область) занимают главенствующее положение среди налоговых доходов. В 1999 г. их роль в наполнении бюджета будет возрастать в связи с повсеместным введением региональных налогов с продаж и единых налогов на деятельность малых предприятий, призванных компенсировать снижение ставки по налогу на прибыль с 35 до 30%.

Отметим, что значительная часть региональных бюджетных доходов поступает в неденежной форме. Зачеты по платежам между территориальными бюджетами, крупнейшими региональными предприятиями и представителями естественных монополий являются обычной практикой исполнения взаимных финансовых обязательств. По состоянию на август 1998 г. из всего объема оплаченной продукции крупнейших налогоплательщиков на долю собственно денежных расчетов приходилось всего 34,6%, в то время как на долю взаимозачетов - 36,4, векселей - 10,5, бартера - 9,2%. Нет сомнения, что такая ситуация в конечном счете приводит к росту как недоимок по платежам в региональные бюджеты, так и объемов налоговых зачетов, которыми в регионах замещают несобранные бюджетные доходы.

Например, в Нижегородской области план сбора основных налогов за 11 месяцев 1998 г. выполнен на 85-90%. Столь высокого показателя удалось достичь исключительно благодаря широкому применению зачетов, составивших к концу года 48% общей суммы бюджетных доходов, в то время как доля собственно денежных поступлений равнялась 23%. Из всего объема проведенных взаимозачетов наибольший удельный вес пришелся на расчеты области с энергетическим сектором, учреждениями социальной сферы и агропромышленным комплексом, причем последний обслуживался зачетами на 90%.

Чем хуже ситуация с исполнением бюджетных назначений, тем больше потребность в проведении региональных взаимозачетов. Действительно, широкое применение практики неденежных расчетов с региональными бюджетами позволяет в ряде случаев увеличить объемы текущих налоговых поступлений. Администрация Владимирской области с началом кризиса в целях поддержки товаропроизводителей вынужденно прибегла к использованию в расчетах с ними областных налоговых освобождений, зачетов, бартера и векселей. В результате объем неденежных поступлений в консолидированный бюджет области стал быстро нарастать и к декабрю 1998 г. достиг половины всей суммы бюджетных платежей. Вместе с тем переход к натуральной форме взимания налоговых платежей привел к заметному улучшению ситуации с наполнением доходов областного бюджета. Только за ноябрь поступления от налога на прибыль увеличились с 51 до 58%, от налога на товары и услуги - с 37 до 44%, от налога на имущество - с 58 до 69% годового бюджетного задания.

Тем не менее внесение налоговых платежей в неденежной форме далеко не всегда позволяет предприятиям сократить объем задолженности перед территориальными бюджетами. В Нижегородской области, которая покрывает взаимозачетами почти половину объема региональных платежей, недоимка в областной бюджет за время кризиса не только не уменьшилась, но даже несколько возросла, достигнув к 1 декабря 52% всей суммы налоговых поступлений.

Исследования финансового состояния крупнейших недоимщиков, проводившиеся налоговой инспекцией Ростовской области на протяжении 9 месяцев 1998 г., показали, что неплатежи в территориальный бюджет обусловлены прежде всего высоким удельным весом неденежных расчетов в общем объеме выручки от реализации продукции предприятий. На территории региона в неденежной форме (бартер и взаимозачеты) совершается почти 74% расчетов между предприятиями. Вследствие этого "живыми деньгами" в областной бюджет перечислено только 5% выручки от реализации продукции, а недоимка по территориальным налогам вместе со штрафами превысила величину региональных бюджетных поступлений.

Текущие расходы региональных бюджетов

В большинстве субъектов Федерации финансирование расходной части территориальных бюджетов происходит с еще большим отставанием от плана, чем формирование бюджетных доходов. В Нижегородской области план по расходам бюджета за 1998 г. исполнен только на 69%, в Удмуртии - на 76, в Свердловской области - на 85%. Подобная тенденция возникает вследствие использования взаимозачетных операций при платежах в территориальные бюджеты. Неденежные формы уплаты налогов способствуют номинальному увеличению региональных доходов, однако ни зачеты, ни налоговые освобождения не могут быть использованы для финансирования прямых денежных выплат из бюджета, включая заработную плату.

Наиболее значительной расходной статьей региональных бюджетов остается финансовая помощь бюджетам других уровней, то есть субсидирование заработной платы и коммунальных расходов нижестоящих административных образований (см. рис. 2).

Рисунок 2. Структура расходной части региональных бюджетов

Высокая инфляция, трудности с обслуживанием регионального долга, сезонные потребности бюджета вынуждают власти субъектов Федерации изменять пропорции расходования бюджетных средств. В частности, Новосибирская область ввела в IV квартале 1998 г. особый порядок оплаты расходов, который предусматривает первоочередное финансирование защищенных статей - зарплат, пособий, закупки лекарств и погашение внутреннего долга. Прочие виды расходов должны были оплачиваться в безденежной форме по мере поступления доходов. В тот же период правительство Ленинградской области приняло решение увеличить расходы на обслуживание долга и закупку топлива с одновременным секвестированием расходов на содержание объектов социальной и культурной сферы. Таким образом, обострение проблемы бюджетного дефицита приводит к тому, что доходы субъектов Федерации, собираемые в денежной форме, практически полностью расходуются на зарплату и текущие долговые платежи, в то время как все остальные региональные потребности финансируются за счет возрастающей эмиссии денежных суррогатов.

Вместе с тем использование взаимозачетов по налоговым платежам, ограничения в расходовании бюджетных средств, а также принудительные отсрочки выплат по долговым обязательствам способны уменьшить текущие дефициты региональных бюджетов. Подобная тенденция уже зафиксирована в Омской области, где бюджетный дефицит сократился за ноябрь-декабрь 1998 г. с 12,1 до 2,8% объема региональных доходов. Иногда такими мерами можно достигнуть даже бюджетного профицита, как это произошло по итогам года в Оренбургской области. Однако возможности региональных администраций по уменьшению бюджетного дефицита достаточно ограничены, поскольку резервы сокращения расходов не так велики и не все виды бюджетных обязательств можно профинансировать путем взаимозачетов и иных неденежных форм платежа.

Устойчивость отмеченной тенденции к снижению бюджетного дефицита на уровне субъектов Федерации зависит также от того, удастся ли региональным властям договориться с кредиторами о реструктуризации выплат по своим финансовым обязательствам, включая банковские ссуды. Положение здесь осложняется тем, что кредиты коммерческих банков, первоначально предназначенные для инвестиционного развития регионов и предотвращения краткосрочных кассовых разрывов, довольно быстро превратились в инструмент рефинансирования долговых обязательств региональных администраций. Новые кредиты практически без остатка уходят на погашение предыдущих займов.

В мае 1998 г. Ленинградская область привлекла синдицированный кредит объемом 50 млн. долл. Предполагалось, что кредитные средства будут в основном направлены на инвестиционные цели. Реально 93% суммы кредита было истрачено на обслуживание текущих долговых обязательств областной администрации, включая погашение рублевых кредитов коммерческих банков, привлеченных ранее по высоким процентным ставкам, выплату сумм бюджетных поручительств и долгов по заработной плате.

Таким образом, регионы оказываются вовлеченными в строительство кредитной "пирамиды", для обслуживания которой они постоянно вынуждены привлекать новые и дорогостоящие банковские ссуды.

Процентные выплаты поглощают все большую часть бюджетных поступлений, производимых в денежной форме. Например, в Новосибирской области свыше половины денежных средств, поступивших в региональный бюджет в IV квартале 1998 г., было направлено на погашение и обслуживание банковских кредитов. Однако эти средства не покрывают и 1/4 задолженности областной администрации по банковским ссудам, которую предстояло погасить в прошлом году.

В конечном счете "пирамида" долговых обязательств становится неподъемной для региональных бюджетов, и власти субъектов Федерации начинают вступать в переговоры об отсрочке выплат по банковским ссудам. Тем не менее реструктуризация задолженности перед коммерческими банками сама по себе не решает проблемы финансирования бюджетного дефицита. Нехватка денежных средств заставляет регионы прибегать к новым заимствованиям для обслуживания уже реструктурированных банковских долгов, что в перспективе угрожает серией дефолтов по обязательствам региональных администраций.

Воронежская областная администрация не сумела погасить в срок задолженность по кредиту, взятому у местного Сбербанка, в сумме 250 млн. руб. В результате возврат долга пришлось осуществить за счет платежей по налогу на прибыль Воронежского Сбербанка, 30% которого остается в области. Едва расплатившись по старым обязательствам, администрация области тут же привлекла новый кредит Сбербанка на сумму свыше 200 млн. руб. для финансирования статей областного бюджета в 1999 г. Очевидно, и новые заимствования будут погашены путем налоговых взаимозачетов, а это еще больше подорвет доходную базу регионального бюджета.

Сопоставление динамики платежей в бюджеты различных уровней

Хотя систематическое неисполнение установленных законом бюджетных параметров наблюдалось в течение 1998 г. в отношении бюджетов всех уровней, это не означает, что формирование федерального и территориальных бюджетов происходило с одинаковым отставанием от плановых показателей. В действительности региональные налоги собирались намного лучше, чем федеральные. Даже в тех случаях, когда отмечалось абсолютное снижение размеров бюджетных поступлений по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, территории оказывались в более предпочтительном финансовом положении, чем федеральный центр. Например, по итогам 1998 г. в Челябинской области поступления в федеральный бюджет уменьшились по сравнению с показателями 1997 г. на 38%, а платежи в областной бюджет - только на 10%. Разница предопределена относительно более гибкими условиями внесения налоговых выплат в бюджеты территориального уровня.

В целом распределение налоговых поступлений между регионами и федеральным центром установлено в приблизительно равной пропорции (50:50), однако субъекты Федерации находят способы изменить это соотношение в свою пользу. Указанное явление становится возможным благодаря тому, что региональные власти разрешают вносить часть обязательных платежей в неденежной форме, в то время как правительство РФ на протяжении первых восьми месяцев 1998 г. категорически запрещало взаимозачеты с федеральным бюджетом, неукоснительно требуя обеспечить соответствующие расчеты "живыми деньгами".

В результате из всего объема бюджетных поступлений за январь-сентябрь 1998 г. в Ростовской области доля платежей в территориальный бюджет составила 70%, в Тюменской - 71, в Челябинской - 77%. Соответственно недоимка по платежам в федеральный бюджет росла опережающими темпами по сравнению с региональной налоговой задолженностью. Сентябрьское решение правительства РФ о возобновлении проведения зачетов по платежам в федеральный бюджет не внесло принципиальных изменений в соотношение платежей. Так, из общей суммы налоговых доходов, собранных бюджетной системой в ноябре 1998 г., только 35% было зачислено в федеральный бюджет, а 65% поступило в бюджеты территорий. Компенсирующим фактором для федерального бюджета является гораздо более высокая, чем в региональных бюджетах, доля "живых денег" в объеме налоговых перечислений: в ноябре 1998 г. она составила свыше 70%.

По мере стабилизации финансово-бюджетных отношений постепенно возрастает объем средств, ежемесячно зачисляемых в бюджеты различных уровней. Однако этот рост в значительной степени обусловлен инфляционными явлениями, а также вынужденным применением взаимозачетов по расчетам с бюджетной системой.

Рисунок 3. Поступления в бюджеты различных уровней Ленинградской области

В этом отношении характерен пример Ленинградской области: по итогам девяти месяцев прошлого года консолидированный бюджет региона был исполнен менее чем на 60%, в то время как в целом за 1998 г. наблюдалось превышение бюджетных поступлений над плановым заданием. Еще более заметно усиление инфляции и возобновление зачетов воздействовали на динамику помесячных перечислений в федеральный бюджет. Вплоть до IV квартала 1998 г. федеральные налоговые выплаты осуществлялись в Ленинградской области с большим отставанием от плана, однако уже по итогам ноября задание по сбору налогов и платежам в федеральный бюджет было выполнено на 158%, а по итогам декабря - на 236% от плана (см. рис. 3).

Вместе с тем ни усиление инфляционных процессов, ни расширение практики неденежных расчетов с бюджетом не привели к росту реального объема поступлений в бюджетную систему. На протяжении сентября-декабря 1998 г. в регионах отмечалось либо абсолютное уменьшение платежей в бюджеты различных уровней по сравнению с соответствующими периодами 1997 г. (Челябинская, Владимирская, Тюменская области, Красноярский край), либо снижение объемов налоговых выплат, скорректированных на величину инфляции, на фоне несущественного прироста их номинальных значений (Нижегородская, Ростовская, Свердловская области).

Трансферты и иные формы федеральной поддержки региональных бюджетных систем

Федеральная финансовая помощь российским регионам, осуществляемая в виде трансфертных выплат, является одним из немногочисленных источников поступления "живых денег" при формировании доходов региональных бюджетов. Поэтому, несмотря на относительно малые размеры трансфертных перечислений, им принадлежит ведущая роль в обеспечении тех региональных финансовых обязательств, которые не могут быть покрыты путем взаимозачетов. Главным образом речь идет о выплате заработной платы работникам бюджетной сферы и социальных пособий населению регионов.

На 1 января 1999 г. задолженность работникам бюджетной сферы со стороны субъектов РФ составляла около 12,7 млрд. руб., причем в 33 регионах выплаты задерживаются на срок 3 месяца и более. Трансфертные перечисления, осуществляемые в пределах федерального бюджетного плана, не в состоянии покрыть указанную задолженность. Вместе с тем на протяжении IV квартала 1998 г. наблюдался рост доходов федерального бюджета в денежной форме, в связи с чем у центра появилась возможность увеличить номинальный объем средств, выделяемых для финансовой поддержки регионов. Дополнительная помощь предоставлялась в виде целевых денежных перечислений, а также ссуд на погашение задолженности по зарплате, формально подлежащих возврату в федеральный бюджет.

В IV квартале 1998 г. регионы получили на выплату зарплаты бюджетникам около 8 млрд. руб. За весь 1998 год на погашение долгов и выплату текущей зарплаты в регионах Минфин России направил 26,2 млрд. руб. Кроме того, субъектам Федерации были выданы бюджетные ссуды на 2,5 млрд. руб., а также списаны долги по ранее полученным ссудам на сумму 4,1 млрд. руб. ввиду бесперспективности их взыскания. В результате величина задолженности по зарплате, выплачиваемой из региональных бюджетов, в течение IV квартала 1998 г. уменьшилась на 30%.

Тем не менее федеральные власти считают, что ситуация с нарастанием задолженности перед учреждениями региональной бюджетной сферы будет воспроизводиться и дальше, поскольку субъекты Федерации принимают нереальные бюджеты, допускают отвлечение денежных средств на поддержку промышленной и инвестиционной деятельности при наличии задолженности по оплате труда, а также искусственно поддерживают низкий удельный вес расходов на зарплату в общем объеме региональных затрат (в среднем по России их уровень составляет 16,8%). В связи с этим Министерство финансов выработало комплекс условий, обязательных для исполнения теми субъектами Федерации, которые претендуют на получение средств федеральной финансовой поддержки. По замыслу правительства, следование разработанным правилам позволит контролировать сбор и распределение средств в субъектах Федерации и одновременно исключит образование кредиторской задолженности перед получателями бюджетных средств. Согласно этим условиям, регионы при наличии задолженности по зарплате в бюджетной сфере должны направлять бюджетные средства на ее погашение, не допуская отвлечения на другие цели. Использование любых форм зачетов по налоговым обязательствам должно быть сокращено, а в перспективе и полностью прекращено. В регионах, получающих дополнительные трансферты и ссуды, будет осуществляться жесткий контроль за долей денежных поступлений в территориальный бюджет. Бюджеты высокодотационных регионов должны будут исполняться через системы федерального казначейства и Сбербанка. Наконец, правительство требует от регионов, чтобы они направляли на выплату зарплаты работникам бюджетных учреждений не менее 40% собственных доходов и текущих трансфертов, а также 100% дополнительной финансовой помощи из федерального бюджета.

Анализ данных, характеризующих состояние региональных бюджетов, выявляет абсолютную нереалистичность большинства пунктов программы, выдвинутой федеральными властями. В III квартале 1998 г. поступления доходов "живыми деньгами" в бюджеты регионов сократились в среднем до 50,6%, а к концу года в связи с "зачетной" кампанией они стали еще меньше. В то же время имеющиеся в регионе денежные средства не могут целиком расходоваться на выплату зарплаты, поскольку из этих же ресурсов, в частности, осуществляются платежи по региональному долгу и часть выплат предприятиям топливно-энергетического комплекса.

Предвидя массовые обращения к федеральному центру с просьбой о выделении финансовой помощи, правительство сократило объем фонда финансовой поддержки регионов в 1999 г. на 6,2 млрд. руб., а также уменьшило трансфертные нормативы для ряда относительно благополучных регионов, что явно противоречит устремлениям регионов, склонных перекладывать свои проблемы с выплатой зарплаты на федеральный бюджет. В частности, Совет Федерации под предлогом снижения напряженности в социальной сфере принял закон о повышении ставок оплаты труда бюджетных работников в 1,83 раза. Реализация этого решения приведет к тому, что бюджетникам придется дополнительно выплатить около 90 млрд. руб., из них 3/4 - за счет субъектов Федерации, потребности которых должны быть покрыты через систему трансфертов и бюджетных ссуд. Таким образом, пытаясь ограничить объемы трансфертных выплат и призывая власти субъектов РФ активнее изыскивать собственные источники доходов, правительство сталкивается с активным отпором со стороны регионов, которые требуют и дальше перераспределять в их пользу вновь появляющиеся инфляционные доходы федерального бюджета.

Помимо выделения средств финансовой поддержки на выплату зарплаты, федеральное правительство оказывает помощь регионам и по другим направлениям. Речь идет, в частности, о поддержке функционирования топливно-энергетического комплекса северных и восточных районов за счет взаимозачетов с федеральным бюджетом и выделения бюджетных ссуд. Кроме того, правительство косвенно участвует в финансировании инвестиционных проектов в ряде российских регионов, как правило, путем предоставления отсрочек по уплате федеральных налогов. Во всех этих случаях федеральный центр стремится избежать непосредственного расходования денежных средств, объем которых остается ограниченным даже с учетом дополнительных инфляционных доходов бюджета.

* *

*

Проведенный анализ показывает, что бюджетные системы российских регионов оказались чрезвычайно восприимчивыми к последствиям финансово-экономического кризиса, "пик" которого пришелся на август-сентябрь 1998 г. В результате скачка цен, девальвации рубля и системного разрушения денежных рынков в регионах возникла новая ситуация, характеризуемая падением реальных бюджетных доходов, ростом убыточности промышленных предприятий, широким использованием неденежных форм уплаты налогов, обострением проблемы бюджетного дефицита, коллапсом рынка региональных заимствований. В создавшихся условиях неизбежны дальнейшее снижение реального объема региональных налоговых поступлений, отказ от финансирования ряда социальных расходов, усиление зависимости субъектов Федерации от выделения им различных видов финансовой помощи из федерального бюджета.

Вопросы экономики /Институт экономики РАН.-1999 г.- №3, стр. 21


* В статье использованы данные Госкомстата России и информационного агентства "Прайм-Тасс ". Бюджетные показатели обобщены по 12 субъектам Федерации, выбор которых репрезентативен по критериям географического расположения, уровня экономического развития и структуры промышленного производства (Владимирская, Ленинградская, Нижегородская, Новосибирская, Омская, Оренбургская, Ростовская, Свердловская, Тюменская, Челябинская области, Красноярский край, Республика Удмуртия).
  
 Copyright © АНО Центр информационных исследований, 2001-2003
Счетная Палата РФ Rambler's Top100 Rambler's Top100 Деловой журнал 'Эксперт' Институт экономики переходного периода
Прозрачный бюджет Институт Восток-Запад