Главная / Общество / Медицина / Медицина по-русски, или Цена врачебной ошибки

Медицина по-русски, или Цена врачебной ошибки

Численность претензий к докторам в нашей стране по-прежнему продолжает демонстрировать рост. Судебные инстанции при этом оказываются, как правило, на стороне пациента, а не медика. О конфликтах, возникающих между лечащимися и лечащими, с точки зрения последних пишет редакция информационного портала «Газета.Ru».В кругу профессионалов и на заседаниях Государственной думы в деталях обсуждали не так давно вопросы, связанные с обязательным страхованием ответственности медиков, которое начнет работать в Российской Федерации уже в текущем году. Между тем, застраховать доктора на практике будет, оказывается, довольно сложно — чересчур много всевозможных разногласий между словом и делом находят сегодня отечественные эксперты. Процедура страхования профессиональной ответственности медицинского работника пока продолжает оставаться у нас добровольной, а покрывает она всего лишь около пяти процентов специалистов. Число резко недовольных качеством современной медицины в России при этом стремительно растет. В компании «Согласие» привели следующие данные: прирост претензий граждан составляет от 10 до 20 процентов ежегодно. И конфликты возникают повсюду. Между тем, в отличие от США и стран Европы, где застрахована ответственность каждого врача и каждого без исключения лечебного учреждения, в России совершенно не развиты сегодня ни механизмы, ни общая культура досудебных урегулирований подобного рода споров.

Мнения экспертов

«Такая практика как медиация (досудебное урегулирование возникающих между сторонами конфликтов — ред.) получила сегодня весьма широкое развитие в Америке и во многих странах Европы. Что же касается Российской Федерации, то здесь она пребывает пока только в «зачаточном состоянии», — констатировал завкафедрой анестезиологии-реаниматологии государственной педиатрической академии Петербурга Владимир Гордеев.

В рамках работы онкологического форума «Белые ночи-2017» этот профессор рассказал о том, что в Штатах и государствах Европы в пользу пострадавших лиц решаются всего от трех до семи процентов исков. Если же дело доходит до суда в России, то пациенты выигрывают более чем в половине случаев. Представители страховых компаний нашей страны отметили в свою очередь, что «у нас» и «у них» кардинально отличаются в настоящее время и оснащенность медицинских учреждений современным оборудованием, и уровни компетенции врачей. Однако, в России еще и принято ругать докторов, высмеивая их «невежество и безграмотность», называя не иначе, как «коновалами». Между тем, есть один неоспоримый факт: любая деятельность в медицинской сфере уже сама по себе является рискованной, и среди целого ряда резонансных случаев, произошедших в течение последних нескольких лет в нашей стране, вовсе не каждый представляет собой проявление бездушия либо некомпетентности.

«В Великобритании, например, весьма широкий общественный резонанс повлекла за собой не так давно смерть 44-летнего пациента, — рассказал журналистам сотрудник местного Госпиталя королевы Александры (Портсмут) Фидель Байшев. – Мужчину оперировали по поводу перелома мизинца, и он скончался под скальпелем хирурга. То есть фатальным, как мы видим, способно стать на самом деле даже самое, казалось бы, «безобидное» хирургическое вмешательство. Именно по этой причине в Британии предпочитают страховать как ответственность врачей, так и ответственность медицинских клиник».

Г-н Байшев привел при этом данные статистики, согласно которым наиболее «дорогими» продолжают оставаться уже много лет исковые заявления к акушерам и гинекологам. И совершенно ясна здесь взаимосвязь выплат с ущербом. Даже при летальном исходе размер выплат окажется в разы меньшим, нежели в случае причинения какого-либо вреда новорожденному, за чем следует длительный период реабилитации, а нередко и пожизненное сопровождение третьими лицами. По данным представителей российских страховых корпораций, так называемые «акушерские дела» в нашем государстве тоже относятся к самым дорогим. К примеру, одна из отечественных фирм произвела не так давно максимальные выплаты – в размере семи и 15 миллионов рублей – вследствие причинения вреда/смерти роженице и новорожденному. Немалые убытки несут российские страховые компании и по профилю андрологии. В 2014-м, к примеру, пациенту выплатили 950 тысяч рублей за то, что его половой член утратил свои функции вследствие операции по обрезанию. По словам профессора Гордеева, нередки в России претензии и к анестезиологам, что не является характерным для стран Европы и Соединенных Штатов, поскольку данный профиль медицинской деятельности связан там с минимальным риском с юридической точки зрения.

«Если пациент погибает на операционном столе, то даже самим коллегам свойственно порой пытаться списывать всю вину на врача-анестезиолога», — поделился своим опытом доктор.

Если же говорить непосредственно об ошибках врачей, то термин этот употребляют часто, а вот в юриспруденции он отсутствует. В Российской Федерации, врачей отправляют под суд, как правило, за причинение пациенту вреда либо за халатное отношение к работе. Адекватность оказываемой людям медицинской помощи в США и Европе привыкли оценивать в комплексе, то есть по совокупности целого ряда критериев, условно говоря, стандартов лечения. Чем более уникальным является случай того или иного человека, тем выше будут там риски юридические. Дело в том, что рекомендации или же вот эти самые стандарты абсолютно неприменимы чаще всего к уникальным ситуациям и к тяжелым пациентам. И именно поэтому специалисты высочайшего уровня, которым приходится лечить самых сложных больных, не меньше остальных своих коллег рискуют оказаться на скамье подсудимых.

«Стандарты в России обладают юридической силой, однако, успешно реализовать их в ряде наших лечебных учреждений попросту невозможно в силу серьезных проблем с оснащением, — констатировал профессор Гордеев. — Именно по этой причине я настоятельно рекомендую руководителям медицинских клиник разрабатывать и принимать у себя так называемые локальные стандарты – для своей же юридической безопасности».

Уточним, что под локальными стандартами следует понимать юридическую безопасность минимального уровня. Они позволят, во всяком случае, не судить врача, к примеру, за то, что он не назначил пациенту такое обследование как МРТ, показанное по общепринятым стандартам, однако, отсутствующее в клинике. Что же касается наказания за настоящую ошибку, то суд должен определять его совместно с представителями профессионального сообщества, резюмировали участвовавшие в дискуссии эксперты.

Общество - похожие новости

Стоит ли ждать индексации работающим пенсионерам в 2021 году: что прогнозирует выступление президента
Арест прокурора Гутаева вызвал общественный резонанс: журналисты и правоохранители расходятся в оценке подробностей дела
Заявления Станислава Иванова о сложении депутатского мандата и выходе из «Единой России» вызвали неоднозначную реакцию в политическом пространстве
Систематическая проверка здоровья сердечно-сосудистой системы защищает от внезапных инсультов и инфарктов
Новые паспорта появятся в 2021 году: как получить электронное удостоверение личности

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку, и мы будем присылать вам самую важную информацию в конце дня.